Новости: Группа нашего форума ВКонтакте: Гадание • Магия • Руны | VK

  • 25 Июля 2024, 12:19:20


Автор Тема: От сглаза и порчи  (Прочитано 2602 раз)

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3507
  • Репутация: 1290
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
От сглаза и порчи
« : 15 Апреля 2019, 13:44:37 »
Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[С глазу].
Господи Боже, благослови! Вода водица, красная девица, как течешь, омываешь красны бережочки, желтые песочки, пенья и коренья, часты пустовья и белы каменья; так омой раба божия N. притчи и уроки, и монокосы и оговоры, ветряны переломы, из лиц и из косиц, и из ясных очей, и из черных бровей, из белого тела и из ретивого сердца, из резвых ног и из белых рук. Ключ и замок словам моим. Повторяется три раза на воду, которую потом и выпивают, или умываются ею.
Записал г. Огородников // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878.

[От оговора и дурного глаза].
Лучшим средством от оговора и дурного глаза считается лоскут от одежды или клочек волос, принадлежащих лицу, служившему причиною болезни. Добыв эти вещи, надобно старшему или младшему в в семействе сжечь их на раскаленных угольях. При этом действии больной спрашивает: «что куришь?» и ему отвечают: «курю уроки, призоры, лихие оговоры, от мужика русака, от бабы черноволосой, от девки ростоволой». Больной опять говорит: «кури горазне, чтобы в век не было». Этим оканчивается обряд, который смотря по надобности, повторяется еще несколько раз.
 Из заметок Верещагина // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[От сглазу, грыжи и баенной нечисти]. Когда занеможет младенец, то моют в бане и приговаривают: Стану я раб б. N. благословясь, выйду перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротми; выйду я в чистое поле; помолюсь и поклонюсь на восточную сторону. Под восточной стороной есть окиан море, на окияне море ходит щука бела, зубы укладны, хвост булатный, поедат и пожирает у раба б. N. уроки и прикосы, и грыжи, и баенны нечисти, чтобы век не бывали ни в день, ни в ночь, ни в утренню зорю, ни в вечерню, ни на нову, ни на ветху и ни наперекрою месяцу; во век веков, аминь. Будте мои слова замком замкнуты, ключем заперты.
 Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878.

[От сглазу, грыжи и баенной нечисти].
 Во имя О. и С. и Св. Духа, аминь. Сходит Егорий с небес, по золотой лестницы, сносит Егорий с небес триста луков златополосных, триста стрел златоперьих и триста тетив златополосных и стреляет и отстреливает у раба б. N. уроки, прикосы, грыжи, баенны нечисти и отдавает черному зверю медведю на хребет: и понеси черный зверь медведь в темные леса и затопчи черный зверь медведь в зыбучие болота,чтобы век не бывали ни в день, ни в ночь.... Во веки веков аминь. Три раза произносят и за каждым трижды сплевывают.
Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[С глазу, ломоты и от испуга].
Стану я раб б. N. благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротьми, выйду в чистое поле, под восточную сторону, под белый день, под красное солнышко, под светел месяц, под частые звезды, под утреннюю зорю, под вечернюю зорю. Стану я на окияне море под белый день, под красное солнышко, под светел месяц, под утреннюю зорю и под вечернюю зорю, — стану на восток глазами, на запад спинами, покорюсь и помолюсь: не еш ты щучка ни ржавчинки, ни болотинки, и ни рыбы гульбы. Засысай, загрызай, под серый камень метай раба б. N. щепоты и ломоты и уроки и прикосы, призоры и переполохи, и баенной нечистища, и привалища, и костоломища и переполох от жару и от пару, от похвального слова, от отцовой думы и от матерней, от девки простоволоски, от женки черноголовки, от мужика скалозуба, от старого, от малого и от средняго, от всего мира крещеного; в руках и ногах, и в ясных очах, в коренных зубах и в могучих плечах в ретивом сердце, в 77 жилах, в 77 суставах без единой жилы, — а так бы раба б. N. будь мои слова крепки и емки и заговористы вострее вострой сабли, вострого ножа, и тем моим словам ключ и замок, крепкий заговор, ключ в воду, а замок в гору. Говорят над водой или над вином или над маслом: водой умываются, вино выпивают, а маслом мажут больное место.
Записал г. Огородников // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[От сглаза].
Наговаривают на воду, которою окачивают больного: Встал раб б. N. благословясь, пошел перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротми да вышел в чисто поле: в чистом поле есть синее море; на том синем море тихая заводь; на той на тихой на заводе плавает серый гоголь, на том на сером на гоголе не держится ни вода, ни роса. Также на р. б. N. не держались бы ни уроки, ни призоры, ни лихие оговоры, ни ветрены прострелы, и ни ночные переполохи. Во веки веков, аминь.
Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[От оприкосу].
Чтобы предохранить себя от действия дурного глаза, нужно постоянно иметь при себе сетку. Поэтому-то пояса̀ делаются в виде сети. Если же кто либо пренебрег подобной предосторожностью и захворал от дурного глаза, того нужно умыть водой, на которую наговорены следующие слова: Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Откуль мне-ка пришло: с ветра ли буйного, с погодой ли великою, со слова ли окаянного, от женки ли долговолоски, от девки ли простоволоски, от мужика ли еретника, от старика ли волшебника, от старухи ли от волшебницы; и когда мне-ка пришло, середка ли ночи, середка ли бела дня, когда бы не пришло, тогда и сойди.
Доставил г. Никольский // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[Слова на уроки и на прикос и на уразы и на зубную болезнь вопше (вообще)].
Станет раб б. N. благословясь, и пойдет перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, стенет под восточную сторону и зглянет на сионскую гору. По сей сионской горе ездит и розезжает ростом матер человек на своим вороном кони, по колен ноги в серебри, по локоть руки в золоти, во правой руки тугой лук, а во левой руки калена стрела; тугой лук натегает, калену стрелу спущает, во мертвеца в бело тело бьет и сечет каленой стрелой. Тако лежит мертвой мертвец, истинной небесной Христос не слышит в себе ни удару и ии уразу, и ни щепоты, и ни ломоты и ни синей опухоли и ни уроков, и ни прикосов, и ни ветренных прострелов, и ни людских оговоров, и ни зубной болзни; откуль пришло, туда и поди: от бельца к бельцу, от чернца к чернцу, от троезубых к троезубым.. Тем всем моим словам небо ключ, земля замок. Во веки веков, аминь.
 Записано помощником миссионера [Ф. С.] Батраковым // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

Обратная ссылка: https://mooncatmagic.com/chistki/82/ot-sglaza-i-porchi/1123/
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3507
  • Репутация: 1290
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #1 : 15 Апреля 2019, 13:51:22 »
[Заговор от призоров и прикосов].
Во имя О. и С. Св. Д. Аминь. Стану я р. Б. благословесь, и пойду перекрестесь, отцем своим прощен и матерью благословлен, из избы дверьми, из двора воротми в далече в чистое поле под восточную сторону. Течет огненная река и есть через огненную реку медянной мост и ездит медянной муж на своем медянном коне се медянным войлоком и с медными стременами. И помолюся я р. б. N. Спасу и Пресвятой Богородице и медянному мужу: ой, еси ты медянной муж, почто тебе ездить через огненную реку по медянному мосту, и поезжай ты медянной муж ко мне р. б. N. на правое плечо, а с правого на левое, а с левого под правую пазуху, под левую пазуху, а из под левой в мою сердечную утробу, и в горячую кровь, и черную печень, и в семьдесят суставов и в семьдесят жил и под правое яйцо. И сам ты медянной муж вынимай из р. б. N. всякую скорбь и болезнь, и всякие притчи и призоры, и прикосы, и оговоры, и ветренные переломы, и ветренные пострелы и всякие грыжи; и сам ты медниной муж на коне выезжай, и конем своим выкармливай и очми своими высматривай. Да в чистом поле едет встречь черемный муж и несет булатный мечь, и доидоша до черемного камня и рассекает черемный муж булатным мечем камень на четыре части и раскинет на четыре стороны и развеет буйными ветрами по чистому полю, по темному лесу. Такожде бы у р. б. N. рассыпалась всякая скорбь, оговоры, прикосы, ветренные переломы и всякие прострелы по чистому полю, по темному лесу, всегда, ныне и присно, и вовеки веков, аминь. Указ: трижды наговорить на воду, и эту воду дать пить больному. (Простонар. медицина; рукопис. ст. Ив. Костылева).
Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[От уроков и призоров].
Господи Иисусе, помилуй нас! Молюся аз раб божий (имя) Истинному Христу Царю Небесному, и услышил Истинный Христос молитву, спущается с небес и с ним спущается тридевять ангелов золотоперыя и золотокрылыя, и с собою спущают тридевять луков и тридевять стрел золотоперых и золотокрылых, и стреляли они скрось семеры облаки и отстреливали от N. рабы божией уроки и призоры, как с гоголя вода катится, так и с ней рабы б. N. уроки и призоры, всегда и ныне, и вовеки веков, аминь*). Наговаривал на воду, чертя ножем по воде и пить ту наговорную воду.
(Выписано из дела об Осипе Баженине и жене его 1714 года. Срв. статью Н. А. Попова: «Осип Андреевич Баженин» в сборнике «Древняя и Новая Россия» за 1877 г. № 9.) Сноски к стр. 218 *) Вариант: так бы катилась с тоя рабы божия, с ясных очей, с бела тела и с ретива сердца, и век по веку от ныне и до веку. От уроков и призоров // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878.

[От сглаза].
Стану благословясь, пойду перекрестясь, из ворот в вороты, в чистое поле к окиян морю. На окияне море стоит золот стул; на золоте стуле сидит св. Николай, держит золот лук, натягивает шелковую тетивку, накладывает каленую стрелу, станет стрелять уроки и призоры, станет стрелять отцеву думу и материну думу и братьевы думы, всех людей думы, жолтучый, гнетучий и жомучий; от девки от черноголовки, от стрешняго поперешняго. Во имя О. и С. и Св. Д. Аминь.
(Извлечено из старинной рукописи в с. Ворзагорах, Холмогор. у.)// Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[На притчу].
Станет раб Божий (имярек), по утру и ввечерех, благословесь, умоется утренней зарей и вечерней, утрется белым светом, во лбу пекет красное солнце, в затылке светлый месяц, по косицам частные мелкие звезды рассыпаются; пойдет из дверей дверьми, из сеней сеньми, из ворот воротами, выйдет далече в чистое поле, станет на четыре ростани, станет во всток лицом, на запад хребтом. Во встоке свет истинный Христос на синем море белый камень, на белом камни белый человек, в белом платье, свет-Георгий храбрыи, у Георгия света храброго два молодца, два гораздо удалых, великих стрельца: один сын Симион, другой Герасим, ходят со тугим луком, стреляют по сырому дубу. Ой же вы, Семевон да Герасим! не стреляйте по сыру дубу, стреляйте по приточным ранам, отстреливайте, откаливайте у раба Б. и притчи, призоры, приточны оговоры, ветренны переломы, от черной печени, от ретивого сердца. После этого должны быть сказаны ключевые слова, которых колдунья не сказала из опасения, что если она их передаст, то ее заговор не будет действовать, что может сказать только перед своею смертью.
 Запис. А. Тешенин // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[Озевны или призорны шепотки].
Стану я р. б. N. благословесь, пойду перекрестесь из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле за воротами. В чистом поле стоит свят окиян, камень, на святом окияне камне святая Государиня Богородица, Николай милостивый, Зосима и Савватии Соловецкие чудотворцы, Варламий, Феодосий тотемский, Афанасий наволоцкий, Прокопий устьянский, св. апостолы Петр и Павел, помогайте, пособите, на добро поучите, добрых слов поговорить, опахивать и омахивать своими золотыми ризами от р. б. N. от девки черноголовки, от бабы белоголовки, от колдуна, от колдуньи, соймите все притчи, прикосы, озевы, оговоры, с буйния головы, с ясных очей, с ретивого сердца. Будьте мои слова всем сполным сполна, которое слово забудено, будь незабудено, которое слово неисполнено, будь исполнено, будьте мои слова крепче булатного ножа, век повеку от ныне и до века аминь.
Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[Прикос или оговор человеку].
Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь. Говори ты истинному Христу ангел святый господень: поди и опроси у р. б. N. неть ли у него скорби и болезни и прикосу или оговору, или ветренна прострела и воденного, и незапретило ли проходу или выходу в 73 жилах и в 73 составах; говори ты истинному Христу и ангелу святому Трифон святой: в кое время на роспятии был повешен истинный Христос от жидов, и не чюл в себе ни щепоты ни ломоты, и ни удару, и ни прикосу, и ни людского оговору, и ни ветренного прострелу, такожде бы и у р. б. N. не было бы ни прикосу и ни призору, и ни людского оговору и ни щепоты или ломоты, и было бы все по старому и прежнему всегда и после. Во имя О. и С. и Св. Д. Всем моим словам небо есть ключ. Аминь, аминь, аминь.
Записано помощником миссионера [Ф. С.] Батраковым // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[Слово прикос снять].
Говорить в воду: Стану я раб, божий имярек, благословясь, пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротами, на чистое поле; идут четыре жены Марии к церкви божей престолу Христову: первая святая жена Мария несет крест животворящей, а другая святая жена Мария несет святую воду, а третия святая жена Мария несет тимиян и ладан, четвертая святая жена Мария несет пелену нетленную. Первая святая жена Мария огради крестом животворящим, вторая святая жена Мария окропи святою водою, третия святая жена Мария накади тимияном и ладаном, четвертая святая жена Мария оботри пеленою нетленною от призору, от прикосу, от оговору, чтобы у меня, раба божия имярек, не щепило, не болело на всяк день, на всяк час; вся крепость святого Духа, аминь, аминь, аминь.
(Из старинного рукописного сборника, полученного из с. Ваймуги, Холмогор. у.). // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[От колдунов].
Стану я раб б. благословясь, пойду перекрестясь из избы дверьми, из ворот воротами, в чистое поле под восточную сторону, под восточной стороной, есть акиян синее море, на том на акияне на синем море лежит белолатырь камень, на том белолатырь камне стоит святая золатая церковь, в той золотой церкви стоит свят золот престол, на том злате престоле сидит сам Господь Иисус Христос, Михаил архангел, Гавриил архангел, Иван Богослов, Иван Предтеча, Георгий храбрый, Николай святитель Христов угодник; я прийду ряб б. и. в чистоте, поклонюсь и помолюсь: о батюшка истинный Христос, Михаил архангел, Гавриил архангел, Иван Богослов, Иван Предтеча, Георгий храбрый, Николай святитель Христов угодник, обставьте круг меня р. б. и. тын железный, вереи булатны на 120 верст, оком не окинуть, глазом не увидеть; пропущайте огненную реку! Отговариваюсь я р. б. и. от колдуна, от ведуна, от колдуньи, от ведуньи, от чернова, от черемнова, от двоеженова, от троеженова, от двоезубов, от троезубова, от трубинова, от окошечного, от сеннова, от девки пустоволоски, от бабы, от самокрутки, от всякого злого находа человека. Может ли злой лихой человек заговорить громче громову стрелу, огненную молнию, может ли испортить, изурочить мертвого? Не может злой лихой человек колдун, колдунища, еретик, еретица, не может гром, громову стрелу и огненную молнию, не может испортить, изурочить, мертвого человека; брал бы злой, лихой человек колдун, колдуница, еретик, еретица, своими белыми руками свой булатный нож, резал бы он свое белое тело своими белыми руками, грыз бы он свое белое тело своими белыми зубами; уста мои зубы, замок язык; во имя О. и С. Св. Д. Аминь.  Из ст. [А. П.] Щапова // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком.

[При накладывании пояса, как средства против колдунов и их порчи].
Во имя О. и С. и Св. Д. Аминь. Заговорю твое тело белое и закреплю крепче стали и булату, крепче меди и укладу, крепче железа немецкого, крепче тугого лука и каленой стрелы и подпояшу своим заговорным поясом; и запру и замкну в тридевять замков и тридевять ключей, и пущу ключи в окиян море, а взяла их щука, как щуку в море не поймать, так и тебя раба б. Н. не отмыкать, а кто ключи достанет, тот и отмыкнет. Аминь. От всех колдунов и их заговоров и всякой порчи носят пояс на голом теле из сетки (шарфа), и при этом талисмане не может действовать никакое колдовство и никакая порча.
 Из рукоп. ст. Ив. Костылева // Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии / Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность.
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3507
  • Репутация: 1290
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #2 : 16 Апреля 2019, 10:33:06 »
[Отрочные].
Стану я, раб божий, Иоанн, благословесь, пойду перекрестесь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле, в широко раздолье, к окиан морю. В окиан море симень камень, на камени престол, на престоле Богородица, и смывает и стирает с меня р. б. имярек от старой старухи, от девки чернавки и от бабы косматки, от двоезуба и троезуба, от троежена и от двоежона, от колдуна и от колдунии, от двоезглаза и от троеглаза. Выйду я раб божий имярек в чистое поле. Есть в чистом поле огненна река и за той огненной рекой сионская гора, и за той сионской горой 77 церквей, и в тех церквах един престол, и на том престоле Мати Пресвятая Богородица, и стрижет с меня р. б. им. и посылает Мать самому истиному Иисусу Христу, и берет златые ключи, отмыкает и запирает, к огненной реке посылает. Стоит тын медной и ворота железны, замыкаю отныне до веку, аминь. Аминь, аминь, аминь. И выйду я в чистое поле в широко раздолье, под красное солнце, под частые звезды, под светел месяц. Есть в чистом поле стоит храмина, и в той храмине сидит стар матер человек, разжигает печь палющим огнем от меня р. б. им., печь розжигает палющим огнем, жырою и сжигою. Как рыба без воды не может ни жить, ни быть; есть на том озере святые ключи, отпираю, замыкаю отныне и до века, аминь.
(Выписано из старинного сборника заклинаний.)

[Молитва кресту].
В близком к этому заклинанию варианте, списанном П. С. Ефименком из старинной рукописи, полученной из г. Шенкурска, помещена следующая молитва кресту: Крест хранитель всея вселенния, крест красота церковная, крест царем держава, крест верным утверждение, крест ангелом слава, крест бесам язва, крест человеком хранитель, крест рабу божию (имя рек) от бесовския болезни избавление: от мимохода и от черной трясавицы и от икоты, от грыжи от всякия, и от шепоты, или кто с ума собредет и на свадьбу ехать; крест на главе и на очех, и на сердце, и на руках, и на ногах, и в шеи, и в плечах, и в коленях, и во утробе и на всех 72 суставах и во всех 72 жилах наших.... Евангелисты Матфей, Марко, Лука, Иоанн Богослов даюше вам всем: мимоходе, икоте, трясцы и грыжи, свадебния порчи, призоры и оговоры, всякому нечистому духу по четыре тысячи ран на всякий день и по другой тысячи на ночь, прогоняем вас черную мимоходу, икоту и трясцу, и грыжу, и всякую порчу, уроки, прикосы, оговоры и всякия находния и наводния, и напущенния, и всякую порчу, тяготы и позевоты, тоску, сухоту со всеми нечистыми духи: идите вы, окаянные, проклятые со всеми болезнями своими ко отцу своему сатане на запад, и подите в тартарары, отпалиливый (отпали ли вы?) есте славы божия от Сына; на мне рабе божии опочивают силы Господа и Спаса нашего Иисуса Христа; крестная сила ангел хранитель, которого дал Господь Бог от святого крещения, на всяк день и ночь, на всякий час, на сохранение наше, и будет благость божия на рабе божии имя рек, ныне и присно и во веки веков, аминь.
Собр. П. С. Ефименком. — М.: 1878. — Ч. 2. Народная словесность.

"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3507
  • Репутация: 1290
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #3 : 16 Апреля 2019, 12:36:39 »
От урока, или сглаза.
Наговаривают на воду, которой окачивают больного. Встал раб Божий N, благословясь, пошел перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротми, да вышел в чистое поле. В чистом поле есть синее море, на том синем море тихая заводь, на той на тихой на заводи плавает серой гоголь, на том на сером гоголе не держится ни вода, ни роса. Также на рабе Божием N не держались бы ни уроки, ни призоры, ни лихие оговоры, ни ветрены прострелы, и ни ночные переполохи. Во веки веков. Аминь.

Заговор от урока или сглаза.
Стану, благословясь, пойду перекрестясь, из ворот в ворота, в чистое поле, к Окиян морю. На Окиян море стоит золот стул; на золоте стуле сидит Николай, держит золот лук, натягивает шылковую тетивку, накладывает каленую стрелу, станет уроки и призоры станет стрелять отцову думу и материну думу и братьевы думы, всех людей думы, жолтучый, гнетучий и жомучий; от девки от черноголовки, от стрешнаго и поперешнаго. Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь

Ефименко П. Обереги и подходы // Памятная книжка Архангельской губернии на 1864 г.
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3507
  • Репутация: 1290
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #4 : 16 Апреля 2019, 12:37:30 »
[Слова от призора].
а) В широком раздолье синее море, в синем море белый камень, на белом камне сидит птица золотая, носок золотой, подбородок золотой; носом клюнет, перьем порхнет, ногтем скребнет от притчи, от призора, от людского наговора, от ночной думы, полуночной, утренней, полуденной и от вечерней. Пристаньте, добрые слова, рабу Божию N от рабы Божией N заговаривающей, и не роду, не плоду и не имени его, и на веки, аминь (3 раза). и
б) На встречу мне, рабе N, святые Святители; пособите мне, помогите мне, отбивая у раба Божия N притчи, призоры, людские наговоры, денные, ночные, вечерние, утренние; худые думы, худые помыслы, чтобы они во веки век не бывали, без отрыжки и без повороту, аминь (3 раза). Баянная притча – под полок, избяная – в избу под порог, дворовая – на двор под подворотню, полевая притча – в поле под камень, чтобы она во веки веков не бывала, и без отрышки и без повороту, аминь (3 раза).

Олонецкие губернские ведомости. 1884.
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3507
  • Репутация: 1290
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #5 : 16 Апреля 2019, 14:06:02 »
Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. С гоголя — вода, со лесу — роса. Сойдитесь, скатитесь, уроки, прикосы, все исполохи. С ветру пришли — на ветер пойдите. С лесу пришли — на лес пойдите. От людей пришли — на людей пойдите. От женки цестозубой, от бабки редкозубой, от девки-чернавки простоволосой, от мужика, от сквозннка. Которые слова переговорила, которые не договорила, будьте, мои слова, крепки, емки. Замок — в море, ключ — в роте.

Господи Иисусе Христе, сыне Божий! Стану я, раба Божья Наталья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, на широкую улицу, в чистое поле. Там стоят трои ворота, ворота медные, ворота железны, ворота серебряны. Выходила стара материна жена, выносила лук и стрелу, отстреливала от рабы Божьей Натальи всякие притчи, призоры, прикосы, уроки — от женки-белоголовки, от девки-простоволоскн, от девки от попачерицы (падчерицы?), от двоеженого, от троеженого. от двоезубого, от троезубого, чтоб век вековала, веком не отрыгала. Крестна молитва. Аминь. Будьте, мои слова, крепки и лепки, острее щучьего зуба, булатного ножа. Аминь. Трижды наговорить на воду, перекрестить ножом, попить и помыться.

Стану я, раба Божья, не благословясь, пойду, не перекрестясь, отцом не прощена, матерью не благословлена, не из сеней сенями, не из дверей дверями, не из ворот воротами, а мышиными бронями (тропами?), собачьими следами, выйду в чистое поле. В чистом поле есть ветряной мужичок, у его есть лук. Он стреляет, отстреливает, колет, откалывает — у одника (одинока?) куста чтобы не было ни единого листа, ни единой отрасли. Так бы и у раба Божия не было бы стрельбы ни в белых руках, ни в резвых ногах, ни в буйной голове, ни в ретивом сердце, ни в ясных очах, ни в черных бровях, ни в белом теле — ни грыжьев, ни стрельцов. Во веки по веку, отныне и до веку. Аминь. Три раза. Свекровь так детей успокаивала.

Стану я, раба Божья, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из сеней сеньми, из двора воротами, выйду в чистое поле. В чистом поле — синее море, в синем море — синий остров, на синем острове — синий камень, на синем каменю — синий мужик, у синя мужика — орлиные крылья. Стреляет и отстреливает от раба Божия (имя) все притчи и призоры, и людские оговоры, и ветрены переломы. Аминь. Надо говорить на воду, плевать и мыться, и плескать в себя из горстей. Чтоб проходная водушка была. Если оговорили, переели ребенка (сглазили), то так наговаривают. Сглаз от ветра приходит, от людей. Кого ни созовешь, она (бабка) прочитает, я слышу да и пойму. Так и научилась я этим заговорам. От бабок разных. Перенять можно не от всякого. Не всякому ладится, не от всякого человека.

Выйду я, раба Божья Анисья, в чисто дальне поле, ко синю морю, ко престолу Господню. Возьму на престоле ключи золотые, Богоматери помолюся и поклонюся, той Божьей матери спокорюся. Отомкну ключами теми золотыми все реки и мелки сточенки. Обмою тело бело, сердце ретиво, очи ясны, уста сахарны. Стекай, вода, с бела тела, с ретива сердца, с ясных очей, с сахарных устей. Так же сбегайте, все призоры, все монокосы(?), все ветряны переломы, переполохи и родимицы. Ключ, замок, аминь

Стану, благословясь, перекрещусь, перекрестясь, пойду из избы дверьми, на двор воротами, зайду я за чистое поле. В чистом поле утренняя заря Дарья, вечерняя заря Марья на небесье сходят, в чистом поле заходят. Покорюся, поклонюся Пресвятой Божьей Матери. Пресвятая Божья Матерь! Дойди-ко, доступи-ко до раба Божия (имя). Не в сем виде, не в сем здравии, очи ясны помутились, уста сахарны помешались — от мужика от винника, от девки-долговолоски, от бабы-пустоголовки. Дойди-ко, доступи-ко с булатным ножичком, с острой иголочкой, с шелковой ниточкой, разрежь-ко резвое тело, вынь-ко боли, прикосы, щипоты, ломоты, чахоты, исполохи, родимцы, жмучи, храпучи, стонучи, ломучи — от ретива сердца, от крови, печеней, от ясных глазов, от всего живота, от локтей, от ногтей, от буйной головы. И зашей это резвое тело острой иголочкой и шелковой ниточкой, и снеси эти боли в синее море. В синем море щука-двоеголова сглонет и сожрет, и снова, как мать родила, (имя) живет.

Стану, благословись, выйду, перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротьми, в чистое поле. Пресвята Мати Божья Богородица, всем скорбным, больным помощница, пособи и помоги выгонять и выживать из раба Божьего (имя) — из бела тела, из свежего мяса, из ясных очей, из черных бровей, с ретива сердца, из черных печеней, с могучих плечей, со всего самого. Откуль пришли, уроки и прикосы: от девки ли простоволоски, от женки ли красноголовки, от мужика ли корещика или от лиходумщика — туда и подите, уроки, прикосы, ко старому хозяину на корень, на век к веку. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь, аминь, аминь.

Лягу я, раба Божья, благословясь, встану, перекрестясь, выйду я в чистое поле. Встану на сток (восток) лицом, на запад — хребтом, помолюсь и поклонюсь в восточную сторону. Из-под восточной стороны идут три Божьи матери Марии. Первая Божья Матерь Мария идет со своею святой водой. Вторая Божья Матерь Мария идет со своею святою пеленою. Третья Божья матерь Мария идет со своею святой святыней, Демьяном и ладаном. Я помолюсь и поклонюсь той Божьей матери: ты, Божья Матерь Мария, напой раба Божьего (имя) святой водой — от притща, от прикоста, от ветряного прострела, от людского переговора, от всей худой думы отцовой, материной. Вторая Божья Матерь Мария, натри своей святою пеленою — от притща, от прикоста, от ветряного прострела, от людского переговора, ото всей худой думы отцовой и матеряной. Третья Божья Матерь Мария, накади раба Божья (имя) своей святой святыней, Демьяном и ладаном — от притща, от прикоста, от ветряного прострела, от людского переговора, ото всей худой думы отцовой, материной. Во веки веков. Аминь.

Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из ворот воротьми и выйду на крылечко, посмотрю да погляжу на восточну сторону. Под восточной стороной есть сине море, у синем море есть апостольска церковь. В апостольской церкви есть стул Господень, на стуле Господнем сидит Пресвятая Мати Божья Богородица, в руках у ей ножик булатный. О(т)хватывает и обрезывает у рабы Божьей (имя) уроки и прикосы, порчи и кривотолки. Пристаньте, мои слова, во всяк час, во всякое время — на ветху и на новцю, на перекрой месяцю, на утренней зари и на вечерней. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

У меня есть ребенок хороший, а ты придешь, смотришь, смотришь — он и заболеет. Тогда воды принесешь молченой: воду несешь — не говоришь. Напой. Из рота брызни и говори: Стану, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из дворы воротьми. Выйду под красно солнце, на себя надену красно солнце, в затылок — светлый месяц, потычусь ясными звездами. С востока до запада протекла река огненна. Через ту реку огненну стоит мост каменный. По тому мосту каменному шла Пресвята Мать Богородица, во правой руке несет самого Иисуса Христа, во левой руке — посох железный. Тычет мост каменный. Как у вас, мост каменный, нет ни раны, ни крови, ни щипоты, ни ломоты, ни опухоли, ни отяголи, так же у рабы Божьей Александры нет ни раны, ни крови, ни щипоты, ни ломоты. Будьте, мои слова, крепки на новцу и на ветху, на перекрою месяцу, на всех мирных днях, и при солнце, и при месяце. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь.

Стану я, благословясь, пойду, перекрестясь, из дверей дверьми, из ворот воротами, выйду в чисто поле. В чистом поле погляжу во все четыре стороны. В той восточной стороне стоит окиян-море, на этом окиян-море стоит окиян-остров, на этом окиян-острове стоит красная девица. У красной девицы лежит семьдесят ножов, семьдесят ножов и семьдесят бурачьных (я не знаю как их тут). Я этой девице помолюся и покорюся: — Ай же ты красная девица именем Настасья, дай семьдесят ножов, семьдесят ножов и семьдесят бурачьных, вынь болезнь из рабы Божьей — с рук, ног, с белого тела, с ретивого сердца, с двойной воды. Веки по веки, отныне до веки. Аминь моим словам. Читать до трех раз.

Материалы фольклорных экспедиций 1953-1993 гг. Под редакцией профессора В. П. Аникина

"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2037
  • Репутация: 1861
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #6 : 17 Февраля 2020, 12:35:07 »
Отъ  разныхъ  болѣзней  дѣйствительныхъ  и  мнимыхъ  (икоты,  порчи,  уроковъ,  осуда,  притки,  прикоса,  призору  очесъ,  сглазу).

"Во имя Отца и Сына и Святаго  Духа, аминь. Стану  я, рабъ Божій (имярекъ), благословесь,  умоюсь медовою росою, солнышкомъ  зноемъ обсушусь, помолюсъ Царю Небесному, Матери Пресвятой Богородицѣ: Христа  породила  и во пелены пеленала, отъ  Жидовъ сохраняла и соблюдала; такъ же меня,  раба Божія (имя  рекъ), закрой  и  защити  шелковыми пеленами,  шелковыми  поясами, своимъ Святымъ Духомъ отъ злаго отъ колдуна, отъ  колдуньи и  отъ  всякаго зла лиха человѣка, отъ  злыя крови, отъ злыя думы, отъ  злаго  помышленія. Еще  покорюсь я, рабъ  Божій  (имя  рекъ),  Иліѣ  пророку:  свѣтъ  ты, Илья  пророкъ, огненна  карета и огненна  колесница, туго  ты  тянешь,  мѣтко  стрѣляешь,  врага  и  супостата  убиваешь  и огнемъ опаляешь, чтобы меня, раба  Божія  (имя рекъ), не  испорчивать,  не  исколдовывать ни колдуньѣ, ни злому и  лихому человѣку, ни злой крови и думѣ злой, помышленію,  встрѣчному  и  постижному, и на  питіе  и  на  ѣжѣ  въ пиру, въ бесѣдѣ, во всякой смертной  потѣхѣ. Еще  покорюсь и  помолюсъ Спасу  сохранителю: и ты соблюди,  спаси, всемилостивый  Никола Можайскій, Изосимъ и Савватій Соловецкіе чудотворцы, Тихонъ преподобный, Іоаынъ Креститель, Іоаннъ  другъ,  Іоаннъ  зачатіе  Христово, Іоаннъ  Златоустъ, Іоаннъ постникъ и вся сила небесная, поставьте  желѣзный  тынъ около меня,  раба Божія (имя  рекъ), отъ земли и до небеси,  отъ вѣку и до  вѣку, чтобы меня,  раба Божія  (имя  рекъ), не испорчивать, не исколдовывать,  не  взглядывать  и  не  видѣть, и не слышать при пиру, при бесѣдѣ, во  всякой потѣхѣ и  во вѣки по вѣки, отнынѣ и до вѣку, аминь, аминь, аминь, во вѣки аминь".
(Пермск.г., Оханск. у., зап.  А. Луканинъ).


Когда признаки болѣзни будутъ замѣчены, знахарь очерчиваеть больное мѣсто безъименымъ  палъцемъ, читая    молитву "Да воскреснеть Богъ" и потомъ слѣдующее: 
"Встану  я,  рабъ  Божій  (имя  рекъ),  благословясь,  пойду  перекрестясь; умоюсь утреннею  росою, утрусь  тонкимъ  бѣлымъ  полотномъ  и  пойду  изъ  избы въ  двери, изъ  дверей  въ  вороты,  подъ  восточную  сторону  къ  Окіяну  морю. На  томъ  Окіянѣ морѣ  стоитъ  Божій  островъ, на  томъ  островѣ  лежитъ  бѣлъ горючь камень Алатръ, a на камени святый пророкъ Илія съ небесными ангелами.
Молюся тебѣ, святый пророче Божій Илія, пошли тридцать ангеловъ въ златокованномъ платьѣ, съ луки и стрѣлы, да отбиваютъ и отстрѣливаютъ  отъ  (имя  рекъ)  уроки  и  призоры,  и  притки,  щипоты  и  ломоты,  и  вѣтроносное  язво, туда, куда крылатая птица  отлетаетъ, на  черныя грязи, на  топучія  болота, и  встрѣчно и поперечно,  стамовО  и  ломовО — на  молоду,  на  ветху  и  на перекроѣ мѣсяцѣ".

Иногда, вмѣсто  безъименнаго  пальца знахарь очерчиваетъ пораженное  язвою  мѣсто  мертвымъ мыломъ (т. е. тѣмъ, которымъ  обмывали умершаго человека);  затѣмъ    обращается съ  молитвою  кь  Иліе  пророку  и силамъ небеснымъ, и  наконецъ, говоритъ:    "Спустите  мнѣ  громъ и  моланью; отбивайте и  отстрѣливайте  отъ  раба  Божія  (имя  рекъ)  уроки  и призоры,  щипоты  и  ломоты,  потяготы  и  позѣвоты,  и  вѣтроносное язво, -  куда крылатая  птица не  залетаетъ,  и  удалый  молодецъ  на  конѣ  не  заѣзжаетъ,  встрѣчное и  поперечное, стамово и ломово,  внутренно,  споево,  закожно  и  жилянно".
Какъ  у  мертваго  мертвеца    колѣютъ  руки  и  ноги,  зубы  и  губы,  трепущее (т.е. живое) тѣло, такъ  бы колѣли  у (имя  рекъ) уроки и призоры и  притки,  щипоты  и ломоты,  потяготы  и позѣвоты, и вѣтроносяое  язво, встрѣчное  и  поперечное, стамово  и  ломово, нутренно,  споево,  закожно  и жилянно".

Кроме мертваго мыла и  безъименнаго пальца, болъное мѣсто очерчиваютъ  сосновымь      сукомъ, который выпалъ изъ  дерева отъ  гнилости  самъ собою; затѣмъ знахаръ    обращается къ пророку Иліѣ  и  ангеламь, и наконецъ, говорить: 

"Какъ у матушки у сухой сосны сохнутъ и посыхаютъ сучья и коренья изъ  бѣлой  бОлони  и  краснаго сердца, такъ бы сохло и посыхало  у  (имя рекъ)  уроки  и  призоры  и  притки,  щипоты  и ломоты, потяготы  и  позѣвоты, на молоду, подъ полнъ,  на перекроѣ и на ветху  мѣсяца; съ  буйной головы, съ русыхъ  волосъ, черныхъ  бровей,  ясныхъ  очей, съ  губъ, съ зубъ,  съ  рукъ,  съ  ногъ, съ  легкаго и  съ  печени,  съ  крови  горячей и  трепущаго тѣла".

Лѣкарю и больному  весь  Ильинскій  мѣсяцъ  (іюль) жить должно  во всей чистотѣ  души    и  тѣла, и  не  иметь  блуднаго грѣха,  безъ  чего  лѣчение не будетъ  успешно.   
(Южн.  Сибирь,  зап.  С. Гуляевъ,    Библ. для  чт.,  1848  г).


"Господи  Іисусе  Христе,  Сыне  Божій,  помилуй  насъ,  аминь.  Стану  я,  рабъ  Божій  (имя рекъ),  благословесь,  пойду  перекрестесь  изъ  избы  во  двери,  изъ  двора  въ  ворота,  въ  чистое  поле,  въ  восточную  сторону,  подъ  красное  солнце,  подъ  младъ  мѣсяцъ,  подъ  частыя  звѣзды,  подъ  утреннюю  зарю;  взойду  я  на  святую  Сіонскую  гору, на святой  Сіонской  горѣ  Латырь  камень; на  Латырѣ  камнѣ стоитъ  соборная  апостольская  церковь;  въ  церквѣ  соборной  златъ  престолъ,  на  золотѣ престолѣ Михаилъ  архангелъ  туги  луки  натягаетъ,  живущія  стрѣлы  направляетъ,  вышибаетъ,  выбиваетъ  изъ  раба  Божія  (имярекъ)  всѣ  притчища  и  урочища,  худобища  и  меречища,  щепоты  и  ломоты,  натужища  изъ  бѣлаго  тѣла, изъ горячей  крови, изъ  осьми  жилъ, изъ  осьми  суставовъ,  изъ  осьми  недуговъ, родимыя,  напущенныя  отъ  мужика,  отъ  волхуна,  отъ  карія,  отъ  чорныя,  отъ  черемныя,  отъ  бабы самокрутки, отъ  дѣвки  простоволоски, отъ    еретниковъ,  отъ  клеветниковъ,  отъ  еретницъ, отъ  клеветницъ,  отъ  чистыхъ и  отъ  нечистыхъ,  отъ  женатыхъ  и  неженатыхъ, отъ  глухихъ,  отъ  слѣпыхъ,  отъ  красныхъ,  отъ  черныхъ,  отъ  всякаго  роду  Русскихъ  и  не  Русскихъ,  отъ семидесяти  языковъ.  Святый Христовъ Михайло  вышибаетъ,  выбиваетъ  живучею  стрѣлою  изъ  раба  Божія  (имярекъ),  изъ  мягкихъ  губъ,  изъ  бѣлыхъ  зубъ,  изъ  бѣлыя  груди,  изъ  ретиваго  сердца,  изъ  черныя  печени,  изъ  горячей  крови  грыжныя  жолуничища  и  отравища  разсыпныя,  напускныя,  родимыя,  отъ  питія,  отъ  ѣствы,  отъ  вихоря, отъ  вѣтру, отъ  своихъ  думъ  нечистыхъ.  Какъ  зоря  Амтимарія  исходила  и  потухала, тако же  въ  раба  Божія  (имя  рекъ)  всякіе  недуги  напущенные  и  родимые  исходили  бы  и  потухали;  какъ  изъ  булату,  изъ  синева  укладу  огнь каменемъ  выбиваетъ,  такъ  же  бы изъ  раба  Божія  (имя  рекъ)  всѣ  недуги  и  порчи  вышибало  и  выбивало  бы;  какъ  щука-бѣлуга  съ  моря  пѣну  хватаетъ  и  пожираетъ,  тако  же  бы  съ  раба  Божія  (имя  рекъ)  всѣ  не-дужища,  щепотища  и  ломотища,  родимые  и  напускные,  пожирало  и  поѣдало;  какъ  Латырю  каменю  изъ  синева  моря  не  выплавывать,  тако  же  въ  раба  Божія  (имя  рекъ)  всякой скорби  не  бывать,  въ осьми  суставахъ  не  бывати  и  не  болѣти.  Запру  я  этотъ  наговоръ  тридевяти-треми  замками,  тридевяти-треми  ключами,  во  имя  Отца и  Сына  и  Святаго  Духа  и  нынѣ, и присно, и во  вѣки вѣковъ,  аминь".
(Оханск. у.,  Пермск. г.,  зап.  А. Луканинъ).

"Стану я, рабъ  Божій  (имя  рекъ), благословясь, пойду  перекрестясь, изъ  двора во дворъ,  изъ  воротъ  въ  ворота,  въ  восточную  сторону,  на  Окіянъ  море. На  встрѣчу  идетъ  батюшко  Іисусъ  Христосъ,  съ  матушкою Пресвятою  Богородицею, и  матушка  Пресвятая  Богородица со  своими  апостолами,  со  Лукою и  со Маркомъ, съ Ильей, съ Енохомъ, съ  Михаиломъ архангеломъ. Есть у васъ три-девять луковъ златоперыхъ, берите и спущайте  надъ  меня,  надъ  раба  Божія  (имя  рекъ),  отстрѣлите  и  отмечите  уроки и озѣпы, страхи  и  переполохи, и младенческіе  озѣпы на вострый ножъ, на булатное  копье,  отъ  чернаго,  отъ  чермнаго,  отъ  бѣлаго и отъ русаго, отъ кривого и отъ слѣпого, отъ женскаго  пола  и  отъ  мужскаго полку.

Кто въ животѣ моемъ добро ненавидитъ, тому судорога  въ ноги,  суцѣпы въ щеки, желѣзны  муки въ глаза. Батюшка Илья,  Енохъ  заключаетъ  небо  и  землю:  «Нѣтъ  съ  неба  дождя,  отъ  земли  плоду".  Такъ и я заключаю, рабъ  Божій  (имя рекъ),  заключаю съ него  уроки,  озѣпы, страхи, переполохи, младенческіе  озѣпы, со  бѣла  его лица,  съ  ясныхъ  его  очей;  замыкалъ я,  рабъ  Божій  (имя  рекъ),  и  эти уроки  замкну,  и  ключемъ  эти  уроки запру, и  ключь  въ  море  опущу.  Во  имя  Отца  и  Сына  и  Святаго  Духа,  аминь".
(Тарск. окр., зап. Т. Поповъ,  Тоб. губ. вѣд., 1866 г.).


Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2037
  • Репутация: 1861
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #7 : 17 Февраля 2020, 12:50:27 »
Отговариваю  (имярекъ)  отъ колдуна и колдуницы, отъ чернаго и  черемнаго, отъ  бѣлаго и  русаго, отъ  дѣвки самокрутки, отъ  бабы  простоволоски.  И какъ  никто не  можетъ  своего  носа  да  глаза  откусить, также бы не могли  изурочить  и  испортить (имярекъ), и не могло  бы заразить  его  вѣтроноснѳе  язво.  Будьте,  мои  слова крѣпки,  лѣпки,  и  будьте,  мои  слова,  единокупно  не  въ  д-говорѣ  и  переговорѣ;  тѣмъ  моимъ  словамъ  губы  да  зубы—замокъ,  языкъ  мой—ключь. И  брошу  я  ключь  въ море;  останься,  замокъ,  въ  ротѣ.  Бросилъ  я  ключь  въ  синее  море,  и  щука-бѣлуга    подходила,  ключь  подхватила,  въ  морскую  глубину ушла и ключь  унесла.  (Южи.  Сибирь,  зап.  С.  Гуляевъ)


Господи  Боже  нашъ  премилостивый,  Царю  святый,  отжени  всякъ  недугъ  отъ  раба  своего (имя рекъ), отъ  душа  и  отъ тѣла,  отъ  главы, отъ верха, отъ темени, отъ власъ, отъ чела, отъ брови,  отъ  вѣку,  отъ  рясницъ,  отъ  очію,  отъ  ушію,  отъ  лица,  отъ  носу,  отъ  устну,  отъ  языка,  отъ подязычья,  отъ  гортани,  отъ  глаголанія,  отъ  гласъ,  отъ  шеи,  отъ  персей,  отъ  плечь,  отъ  мышца, отъ  лакотъ,  отъ руку,  отъ  хребта,    отъ    ребръ,    отъ    утробы,  отъ  пупа,  отъ ключь,  отъ  сердца,  отъ  селезени,    отъ    перепоны,  отъ  желудка,  отъ  боку,  отъ  туги,  отъ  ухода,  отъ  исхода,  отъ  воды,  отъ  питія,  отъ  овощу,  отъ  юности,  отъ  спанія, отъ  нощи, отъ    мысли, отъ  дне,  отъ смысла,  отъ  грѣха,  отъ  отча,  отъ  матерня, и  отъ  своего  соблазна,  отъ  лядвей,  отъ  бедръ,  отъ  коленъ,  отъ голеней,  отъ  лыстовъ,  отъ глезну, отъ  перстовъ    ручныхъ  и  ножныхъ,    отъ ноготь, отъ  дланей, отъ  предѣлъ  естественныхъ  и  отъ  всѣхъ  составъ,  и  отъ  крови,  и отъ  жилъ,  отъ  кровицъ,  отъ  возраста,  отъ  сокрушенія  силы,  отъ  сана,  отъ  слѣпоты,  внѣ уду и  внутрь  уду,  преложи  отъ  немощи  въ  силу  ж отъ  непремоганія во  утѣшеніе, и  болѣзнь его  исцѣли,  Ты  бо,  Господи,  плачь  мироносицъ  на  радость  преложивъ,    Ты  прійде  на  Іорданъ  креститися  ко  Іоанну,  иже  отъ  него  исполни  всяку  правду,Ты  же,  Царю,  пріиде  въ  Виѳанію  и  воскреси  Лазаря изъ  мертвыхъ; Ты  и  нынѣ, Владыко,  воздвигни раба  своего  (имя  рекъ)  отъ  одра  немощнаго и  отъ  постеля болѣзненныя,  отжени  отъ него главную,  очную,  зубную,  сердечную,  весную,  нежитовую нощную,    полуденную и  всеобразную огненную, студеную, привидѣную и всеимянованную болѣзнь;  избави,  Господи,  отъ всякаго  недуга, и  отъ  душевныя  и  тѣлесныя  болѣзни;  даждь  ему здравіе  и  силу,  благодатію  возлюбленнаго  Сына Твоего,Ты  бо еси  истинный  врачь  душамъ и  тѣломъ нашимъ, Христе Боже  нашъ,  и  Тебѣ славу  возсылаемъ, безначальному  Отцу,  со  единороднымъ Ти  Сыномъ и  съ  пресвятымъ  Духомъ нынѣ  и  присно  и  во  вѣки  вѣкомъ; аминь". 
(Изъ  ркп. Синод.  библ. ХТІІв., No 850, извл. Ѳ. Буслаевъ)

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 2037
  • Репутация: 1861
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #8 : 17 Февраля 2020, 12:55:06 »
"Кой супостатъ (иля кая супостатица)  пытается въ окошко или въ  выскИрь, или  на  жорновѣ, или  у  печнаго  столба,  или подъ  матицей, на трубѣ,  или у  воротъ,  или  у  двери, у пяты,  или  у  Боротней пяты  и  подъ  замкомъ, или  подъ  задвижкою, сидитъ  въ  своемъ  мѣстѣ,—то  бы у  него  (или у нея)  ломило  бы  кости,  волокло  бы  жилы вмѣстѣ,  кричали  бы  онѣ,  какъ песъ  на  цѣпи  или  левъ,  у  стѣны прикованный,  и молніей  распороло бы у  нихъ  ретиво сердце,  и  не отпытаться  бы  имъ  ничѣмъ, ни травами, ни  кореньями,  опричь  меня,    раба  Божія    (имя  рекъ),  нынѣ  и  присно  и  во  вѣки  вѣковъ,  аминь". 
(Череповск. у.  Новг. г.,  зап.  Н.  Чернышевъ, арх.  Общ.).

*****

Заговоры ОТ СГЛАЗА.
1. Записан И. Волковой в деревне Ваймуша, Пинежского района, Архангельской области в 1970 г. от Немирова Степана Акимовича (1890 г.р.).

"Встану благословлясь, пойду перекрестясь, из избы дверями, из ворот воротами, выйду в чистое поле, в чисту Божью волю. В чистом поле, в синем море лежит щука. Эта щука не мала, не велика - сажень печатна. У этой щуки щёки булатны, глаза бисерны. Эта щука уносит с рабы Божьей (имя) все порчи, уроки, прикосы и вислокосы к старому хозяину Кокомо-Кокомоху на пяты. Которые слова переговорю, которые не договорю, которые учителя не научили, и те же слова были они крепки и емки до тридевяти. Аминь".

2. Записан в деревне Ваймуша, Пинежского района, Архангельской области в 1970 г. от Немирова Степана Акимовича (1890 г.р.).

"Молю и прошу Михаила Архангела о рабе твоём (имя). Избави его от великих порчей, мужской и женской, от всех сорока четырёх приток, от денных и полуденных, от вечерних и полувечерних, от утренних и полуутренних, от часовой и получасовой, от минутной и полуминутной, от избяной и полуизбяной, от калиточной и полукалиточной, от ветряной и полуветряной, и от всех сорока четырёх приток, от всех порч заговорил твоими святыми молитвами и отвратил. И честь и слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу ныне, присно и во веки веков. Аминь".

Сахар, например, возьмёшь, заговоришь и дашь человеку, он наложит на боль.

Из книги "Заговоры и заклинания Пинежья" / Сост. А.И. Иванова. Карпогоры, 1998 - 68 с.

*****

Универсальные заговоры от порчей и сглазов.

Больной ложится поперек порога, ему легонько похлопывают по спине каким‑нибудь предметом. Больной должен спросить: «Что рубишь?» – «Притку (или другое название...)», – отвечают ему. – «Руби ее больней», – говорит тот, кого лечат. Вопросы, ответы и приказы повторяются до трех раз.

*****

«Встану я, рабъ Божій (имя рекъ), на зарѣ, о вечерней порѣ, благословясь и перекрестясь,  выйду въ чистое поле, на синее море. Въ чистомъ полѣ, на синемъ морѣ есть тридевять колдуновъ и колдуницъ, тридевять еретиковъ и еретицъ, тридевять вѣдуновъ и вѣдуницъ напускаютъ на меня, раба Божія (имя рекъ), вѣтры и притки, призоры разные. И взойду я, рабъ Божій (имя рекъ), на Сіонскую гору, и стану я, рабъ Божій (имя рекъ), на желѣзномъ току подъ мѣднымъ потолкомъ; и одѣнусь я, рабъ Божій (имя рекъ), небесной высотою, подпояшусь свѣтлою зарею вечернею и утреннею, осыплюсь частыми звѣздами и умоюсь свѣжею водою — отъ полуденнаго вѣтра, отъ вечерняго вѣтра и отъ утренняго вѣтра, и отъ ночного вѣтра; отъ денной притки, отъ ночной притки, отъ вечерней притки, отъ утренней притки и отъ полуночной, и отъ полуденной притки, и отъ призоровъ, и прикосовъ всякихъ и отъ всѣхъ злыхъ людей. И никто бы мнѣ ни въ чемъ не повредилъ, не изурочилъ, не обаялъ. Слова мои крѣпки накрѣпки всегда, нынѣ и присно, и во вѣки вѣковъ. Аминь.»

*****

«От сего света белаго до света будущаго есть стоит святое и сладкое Окиян-море, и на том море белой остров, и на том острове живет царь со царицею, поит и кормит триста волков черных, триста белых со всяким травяным корением. И говорит царь со царицею: «О еси вы, триста волков черных, триста белых со всяким травяным корением! Стекаите вы в единое место к сему рабу Божию имярек от печеней и от ядра и от сердца и сорывате вы у сего раба Божия имярек от костяных жил становых, от стоячих и лежачих и от жилы стано<во>й всякую грыжу и злую обвялку, щипоту и ломоту, прикосы и уроки, уръци и порцы и лихих человек помышление. Ой еси вы, триста волков черных, триста белых со всяким травяным корением! Теките вы в едино место к сему рабу Божию имярек от печеней, от ядра, от сердца, ото всяких жил становых, от стоячих жил и от лежачих, от семидесять жил, от семидесять суставов и от его жилы становой, всякую грыжу и злую обвя<л>ку, щипоту и ломоту, от чего ему доспелосе, от воды, или от ветра, или от камени, или от Божьей милости, или от многаго предспания, или от человеческого помышления, от ведуна или от ведунье или от колдунье, от чернеца или от чернице, или от отрока или от отроковице, от леных волосов, или от зеленых от зубов, от помыл траве, от слова кости. Подай, Боже, дабы ему, рабу Божию имярек, кротость Воробьева, ярость жерепцова, завидость петухова. И како не (вы)водитце и(з) земли всякое травяное корение, дух ему чесноку, и тако б не выво(ди)ласе и сего раба Божия имярек унос(ть) и ярость, в сей день и в сей час, всегда, ныне и присно и во веки веком. Аминь.
Леные волосы — выпавшие волосы, употребляются как одно из средств порчи. (Топорков) 1734

*****
«Десь ня десь, при шляху при дорози стоить пнища и дурнища, а у томъ пнищи у дурнищи сядить чартища. Нутя думать и гадать, кому перелоги отдать? Отдали перелоги большому (чёрту) у ноги, нехай нясе за мхи, за болота, за ницыя лозы, за крутыя горы, де певни не пяють, де и гуси ня кричать, отъ тамъ имъ быть и жить, тамъ раскошавать, а у оголчика (ти у оголочки) ня бывать, и кости ня ломать, и крыви ня сушить, и жиль ня палить.»

*****

«РБ(имя) Встану, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду в чисто поле, в чистом поле, въ океанъ-море.  Въ океан море стоитъ черный островъ, на томъ чёрном острове стоитъ белый камень, на том белом камне стоитъ конь карий.  На том коне каремъ сидитъ красна девица съ острыми ножами, съ саблями, съ рогатинами. Выгрызаетъ, закалываетъ всяки немочи, всяки хворости, вси притчи, вси призоры и ветрены переломы. От ветровъ, от вихаревъ, и отъ всякихъ своихъ думъ, от тридевяти жилъ, от три-девяти суставовъ, от попа пуповаго и отъ сердца сердцевого. Во веки вековъ. Аминь.»

*****

«Першим разом, лепшим часом, заговариваю раба от сглазов, уроков, пристреков: - с гэтого стану, с черных очей, с широких плечей, с синих жил, с желтой кости, с румяного лица, с чернаго волоса. Мо (может) вы подуманные, мо вы погаданные, мо вы женоцкие, мо вы девоцкие, мо вы паробацкие, мо вы свитальные, мо вы змеркальные, мо вы полночные, мо вы утренние, - по костях же вы не ходите, костей не ломите, личка не хмурите. Досюль же вы кололи и пороли, ек мойго духу не чули, - теперь же полюбите мой дух: мой дух лёгоньки и тёпленьки. Я ж вас прошу, молю, ссылаю и зговораю, на сухие леса, на ницие лози, где ветер  не вее, где сонце не грее, где люди не ходют, где пташки не летают.»
Во время этого заговора целительница держит нож, которым поглаживает тело порченого, для того, чтобы не пристало что-либо злое, а затем нож затыкает в постель, в изголовье.

Фрида

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1953
  • Репутация: 729
  • Фрида Фрида Фрида
Re: От сглаза и порчи
« Ответ #9 : 28 Апреля 2020, 05:58:09 »
От скорби и болезни

"Благослови, благослови, благослови меня, Истинный Христос!
Стану я, раб Божий, по утру утра раненько, благословясь, перекрестясь, умоюсь свежей водой ключевой, утрусь тонким шитым полотенцем.
Помолюсь Господу Иисусу Христу и оболокусь, раб Божий, белой зарею, и обтычусь частыми звездами, опояшусь белыми зорями, покачуся красным солнцем из дверей во двери, из ворот в ворота под восточную сторону, к морю-окияну.
На море окияне лежит бел-горюч камень, на том белом горючем камне стоит Соборная апостольская церковь, в той соборной апостольской церкви Свят Господень Престол.
Тут сидит Сам Господь Иисус Христос и присутствует с Матушкой Пресвятой Богородицей, с Иоанном Предтечей, со всеми двенадцатью апостолами и со всею Силой Небесной.
Я приду, раб Божий, во храм Господень, подойду я поближе, поклонюсь пониже,
помолюсь и попрошу у Господа Бога о рабе (имя рек), попрошу Иисуса Христа.

Подойду я, раб Божий, к Царице Небесной и славному пророку, по отсечении главы, Иоанну Предтече, помолю и попрошу угодника, Пресвятую Пречистую Богородицу и славного пророка: от сечения главы защитите и заступите, помолите и попросите.
И помолю и попрошу прекратить всякие скорби от всякого нечистого дьявольского сустава. И пойду я, раб Божий (имя рек ), ко Господу Богу, подойду я поближе, помолюсь и пониже поклонюсь. Помолю и попрошу у Господа Бога Иисуса Христа, Михаила Архангела, Егория Храброго, подойду поближе, помолюсь,  пониже поклонюсь Батюшке Михаилу Архангелу, Егорию Храброму.

По Божьему благословению, у синего моря бегают семь серых волков, сыру землю гребут, сыр дуб вянет, коренья блекнут. Семь серых волков, не могут сырую землю грести,
коренья рвать, сыр дуб вянуть, ветви блекнуть. Подройте и подгребите у раба Божия (имя рек ) все скорби, болезни из ретиваго сердца, со белаго тела, с русых волос, с черных бровей, с ясных очей, от ветров, вихорей, со всех четырех сторон, со всех четырех углов, как с восточной, так бы с полуденной, как с северной, так бы и с западной. Как сер-горюч камень лежит отныне и до веку, так лежит родимец от ныне и до веку. Аминь.

Как сыр дуб вянет, коренья сохнут, ветви блекнут: так бы посохли все скорби, болезни,
все нечистые диавольские суставы от еретика, от еретицы, от колдуна, от колдуницы,
от времянника, от времянницы. Тем заключаю и запираю замком, как золотом, земле.
Замок и ключ,  в море замок".


Сибирские заговоры (забайкалье), 1912

*****

От уроков (болезней, причина которых неизвестна), сглаз.

«Там столо чорне море, на чорнiм морi- чорний дуб, на чорнiм дубi-чорний чоловiк, i чорна одежа, i чорний тупор. Не йде i дуба затипати, не йде i моря запиняти, iде урокiв одпирати- чоловiчих, жоночих, парубочих, дiвчачих, хлопьячих- вiтрянiй, водянiй,супротивнiй, насланi, наказанi, примовленi, i тут вам не стояти, жовтой кости не ламати, червоной кровi не пити, iз бiлого тiла, iз щирого серця, iз жовтой кости.»

Одним духом (не переводя дыхания) требя 3-9 слив сказать, а то не поможецца. Треба скороговоркой шептить.  Делать перестановку слив не можно, не поможецца.

*****

«Въ чыстымъ поли сыне море. На сынёму мори стоитъ чорный  явир, на чорному явори сыдыть чорный воронъ: черна голова, черни очи, черни бровы, черны кихти, чорни нихти.. И винъ крычытъ- покрыкае,  кихтямы-нихтямы прогрибае, урокы и урочыща одбирае. Я знимаю и одбираю  зъ хаты дымомъ, зъ двора- витромъ. Идитъ соби на очерета, та на болота, де й куры не ходятъ, де й дзвоны не дзвонятъ, де людський гласъ не заходытъ. Тамъ вамъ пыты й гуляты, й роскошуваты, а тутъ не буты, червонои крови не пыты, жилъ не сушыты.»

****
«Уроцы ўрошныя пупярэшныя і стрэшныя пупярэшныя, на чом вы сталі, на чом-вы прысталі: ні на торнай дарогі, ні на мяккай пасцелі, ні на піцянні, і на ідзянні, ай ад злога чалавека, ні-навіснага глаза, ад белага, ад шэрага глаза і адсіняга глаза і ад белазорага глаза, ад крывога глаза і ад сляпога глаза, ад бела-га воласа, ад русага воласа, ад чорнага воласа, ад сівага вола-са, ад рыжага воласа —адвядзіця, адкасніцесь, уроцы, ад етага раба чалавека, выхадзіця із касцей, із машчэй, із жыл, пажылак, сустаўцаў, палусустаўцаў, ад буйнай галавы, ад быстрых глаз і ад румянага ліца, ад рабочых рук, ад быстрых ног і ад усей нутрыннасці чалавечаскай — атыдзіця, уроцы, ад етага раба чалавека,— ідзіця вы за мхі, за балоты, за ржаўцы-патопы! Ні 'трыгацца вам ні на маладзіку, ні на палнаце, ні на пірак-раі месіца, ні на сходзі вітаха!»

****

«Урокы чоловичи, жиночи, патубочи, дивочи, хлопьячи, дивчачи, спытени, зъидени, вызвани, вымовлени, названи, наслани, прозорни! Я васъ вышиптую, я васъ вызываю, я васъ выклыкаю на очерета, на болота одсылаю. Идить соби на очерета, на болота, на свои миста, де витеръ не вие, де сонце не грие, де праведне соничко сходыть, де людьскый гласъ не заходыть.-
Замок: Колы буде сухый дуб розвываться, тоди рабу (имя) будуть урокы озываться.»

*****
Р. Б. М. устаець ранешенька, мыецца бялешенька, выходзиць на васточную старону у вароты, изъ варотъ у чыстае поле. На чыстымъ поли рѣка бяжыць, змываецъ травы и карэння, и камення, и пяски вырываець и уроки выганець М. и устрѣчныя и папярэчныя, и радасныя, и зависныя, атъ синяга вока, атъ шѣрага вока, атъ чорнага вока, атъ бѣлага вока, атъ дзѣвицы касатай, атъ младзицы хамлатай и атъ женнай, и атъ двухженнай, и атъ трохженнай, и атъ мужчины, и атъ женнага, и атъ двуженнага, и атъ трохженнага, и атъ зубага, и атъ бяззубага, и атъ двухзубага, и атъ  трохзубага. Гэта вадзица царыца, атъ прыпамянутыхъ уродныхъ памачница.»

*****

«"У моря калина, під калиною дівчина, вона не знала ні шити, ні прясти, ні золотом гаптувати(вышивати); Тільки й уміла і знала од (ім'я) уроки і презори викликати й визивати, на сухії ліси посилати. Уроки, урочища, чоловічі й жіночі, дитячі, вам, уроки, урочища, у (ім'я) не стояти, жовтої кості не ламати, червоної крові не пити, серця його не нудити, білого тіла не сушити; вам іти на мохи, на темні луги, на густі очерети, на сухі ліси, куды люди не ходят "

*****

«Уроки, урочищя, престріти, престрітищя! Хоть най (пусть) будут уроки чоловічі, хоть най будут уроки жіночі, хоть най будут уроки парубочі, хоть най будут уроки хлоп’ячі, хоть най будут уроки дівочі, хоть най будут уроки дівчачі, – Аби зниділи, як нидіє віск на вогні, піна на воді, роса на траві, Так аби зниділи від чистого, молитваного хрещеного (імярек)!»
«Уроки-урочища! Прикосы-прикосища! Хоть пусть будут уроки мужские, Хоть пусть будут уроки женские, Хоть пусть будут уроки парубочьи, Хоть пусть будут уроки юношески, Хоть пусть будут уроки девичьи, — чтоб растаяли, как тает воск на огне, пена на воде, роса на траве,— Так чтоб растаяли от чистого, молитвенного, крещеного (имя).»

*****

"Уроки колючі, поробленнє болюче! Ци ви си стали з свєта, ци з вітру, ци з роботи, я хочу вас викликати із сімдесятьох сімох кісточок, із сімдесятьох сімох жилочок. Уроки колючі, поробленнє болюче! Викликаю вас із шкіри, з мнєса, з кісток, із серця, з чирок, з голови, з очей, з носа, з рота, з єзика, із зубів! Йдіть собі лісами, горами, водами, ріками аж до Чорного моря; на краю Чорного моря є висока гора, а на тій горі є скала, а на тій скалі є дев’ять когутів перваків, дев’ять котів перваків, дев’ять псів перваків. Єк ти не схочеш піти по волі, то підеш по неволі. Єк я тебе догоню - золотим мечом тобі голову здойму. Тебе когути видзьобають дзьобами, коти вигребуть лабами, пси вигризуть зубами! Щезни, пропади! Ти до сего тіла не маєш діла!”

*****
Вылить остатки воды (в идеале там, где 3 забора между собой соединены, хотя можно думаю и на перекресток, под сухое дерево, за двери дома, в глухую сторону), сказав:

"В лісі росло дерево, убирало си в кору, в краки, в лист, у цвіт. Стяли його. Як не має воно тепер сили рости, цвісти, так аби не мали сили уроки панські, циганські, діточі, жидівські, парубоцькі, дівоцькі, жаб'ячі і гадячі. Аби так щезли, пропали, як пропадає сіль від води і віск від вогню."

*****
И вы, врокы, врочыща! вы стритени, вы зйидени, вы й подумани, вы й погадани, вы й не- вымовчени, вы и сказани, вы й задавнени, вы й спротывнени, вы й спрозорени, вы й витряни, вы й водяни, вы й хлопьячи вы й дивчачи, и оступиться одъ коровы нарожденои, одъ іи ригъ, одъ іи нигъ, одъ іи очей, одъ іи коровьячихъ плечей, одъ іи хвоста, одъ коровьячого стану. И тутъ вамъ не стоять и не гулять и парусивъ не пускать, веселого серця не нудыть, чорнои крови не пыть, жовтои косты не ломыть. Идить соби на далеки миста, на глыбоки ямы, куды витеръ не завіе и сонечко не за- гріе, де гора зъ горою на сходытся.

*****

Прыстрит (сглаз)(зевота, тошнота, горячка, дрожь)

«Прыстрите и прыстритыще и врокы и врочыща, витряный и водяный, и подуманый и погаданый и помышляный и запытяный, и зайидяный, и прылюбованый, и прымылованый, и батькивъ” и матерынъ, и чоловичый и жиночый и хлопячый и дивчачый и ранній и денный и сутковый и трыдневый и годовый и лисовый и шляховый!
Я тебе вымовляю, я тебе вышепчу: що зъ панивъ, що зъ цыганъ, що зъ жыдивъ, що зъ татаръ, — то я тебе вымовлю, то я тебе вышепчу.  Шобъ ты не бувъ въ рукахъ, ни въ ногахъ... очахъ... плечахъ... грудяхъ... жывоти... жовтои кости... червоній крови.... сынихъ жилахъ... румяному лыци... веселому серци у хрещеного молытвянного, рожденого раба Б. N.  Бо тутъ тоби не стояты, часу не теряты, кости не ламаты, крови не розлываты, руса волоса не въялыты, свитлыхъ очей не слипыты. Пиды соби тыхенько и легенько зъ хаты–зъ дымомъ, а зъ двора–зъ витромъ одъ твоихъ рукъ, одъ твоихъ нигъ,  одъ твоихъ очей, одъ твоихъ плечей, отъ твоих 70 суставивъ.
Вы лисы-лисыща, вы бoры-борыща! возьмить соби  прыстритыща и урочыща, занесите йихъ на пущи, на ветри и- на сухи лиса, на быстри воды. Тамъ люде не ходять и куры не поють и тваръ не ревe. — А тоби дай Богъ креписть и легкисть—на твои рукы, на твои груды, на твій жывитъ, на твои очы, и на твою кисть и на твои ногы и на румъяне лыце и на веселе серце наречённого раба N»

****

1.Выкатывать яйцом по разным частям тела в надежде, что болезнь переселется в яйцо.
2.Шептать заклинание, покалывая заострённым колышком в разных местах.

*****
«Пристріт насланий, подуманий, погаданий, батьків, материн, жіночий, дівчачий, парубочий, хлопчачий, дитячий! Я тебе буду вишіптувати, визивати й викликати з рожденного, молитвенного Федора з нутра висилати; з його голови, з його живота, з його волосу, з його голосу, (а як дівчина: “з її коси, з її краси”), з білого лиця, з веселого серця, з вьязей, з його грудей, його пера, з його ребра, з його рук, з його ніг! Тут тобі не стояти, галовоньки не крушити й не ломити, щирого серця не нудити, не колоти й не шпигати, душі с тілом не розлучати! Піди собі,  пропади собі, на очерета, на болота, на болотнії води, де лежать гнилії колоди! Там тобі селиться і будиться, проживати і пробувати, нарожденного Федора у вічі не видати!” 1913 року.