Новости: 🔔 Добавлено множество новых, интересных и бесплатных мастер классов 🔔

  • 26 Сентября 2022, 16:09:54


Автор Тема: Черносвятец Ян Тяжелатый  (Прочитано 162 раз)

Фрау Марта

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3188
  • Репутация: 1559
  • Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта
Черносвятец Ян Тяжелатый
« : 09 Февраля 2022, 19:56:54 »
СМЕРТЕЖИЗНЬ ЧЕРНОСВЯТЦА ЯНА ТЯЖЕЛАТОГО

Друзья говорили, что он любил выпить, ходил по бабам, и при малейшем упоминании о духовности хватался одной рукой за бутылку вина, а другой – за стан своей подруги. Недруги твердили, что христианский бог покарал его лишением ума, и при каждом богохульстве, которые тот совершал ежедневно во строго определённое время, карал каждый раз новой болезнью. Но что же это за человек был на самом деле? И был ли он на самом деле? Хотел ли он быть?

Дымкою на белый лист наползает очертание богатыря, истомившего своё могучее тело постом, и растекается по бумаге, оседая чёрными-пречёрными буквами…

I. ЖИТИЕ

1. Ясек был родом из уездного города Неелова, что во княжестве Моссовы. Имя отца его неизвестно, мать же, что звали Феодотия, была женщиной набожной, а под конец жизни так и вовсе сделалась нестерпимой христианкой. Отец был человеком торговым, промышлявшим скупкой да перепродажей съестных припасов, в особенности рыбы, которой во здешних местах водилось в великом изобилии. Умер он рано, положила его хворь неведомая, подхваченная им в Рождество Распятого, да и сгубила за 3 дня, не дав встретить Крещение. Мать же, пребывая по смерти мужа своего во вдовстве, и проводя время своё в усердном служении Распятому, пыталась передать ту набожность и Яське, в чём встретила со стороны его упорство и сопротивление. С малых лет этот мудрый отрок проводил всё свободное время своё в размышлениях о скоротечности жизни людской да пустоте мирского, опираясь на труды мудрых людей прошлого и настоящего, не гнушаясь ни премудростями аррантиадскими, ни альне словами отцов Церкви.

Однако, не привлекала Яся мудрость Распятого да путь во светлые миры ведущий. Не давал он утолить жажду духовную, вкусить жизни сполна, да не утверждал право сильнейшего и мудрейшего. Потому, придя в возраст совершенный, одной ночью, водимый внутренним руководством, исходящим из Пекельного наития, были произнесены Ясем слова отречения.

2. Сказано, что решив отречься, собрал Ясь некоторые иконы в доме своём. И был там образ Христовый и Богоматерный, и Апостольский. И был там, кроме прочего, образ Покрова, мироточащий по праздникам великим. Достался он матери Яся от старца-пустынника и хранился ею как святое сокровище. Ушёл Ясь в место укромное, от людей подальше, перевернул иконы нимбом вниз, и побивал ногами их, колол ножом, уродуя лики, выкалывая глаза им и горло перерезая, в великой ярости и презрении. После, когда гнев напитал волю и решимость его, зажёг он свечу чёрную, снял крест свой нательный, и стал читать слова отречения от причастия, даров, благодати, покрова, мудрости да крещения Господнего, вкладывая всю решимость свою в эти слова, рисуя перед глазами образ себя свободного да силой наполненного. Вмиг разгорелась свеча пламенем синеалым и заплясал огонь. Взял Ясь крест свой нательный и стал держать его над огнём, предавая сожжению. Горело дерево, исторгая копоть великую для размера столь малого. Заклинал он, покуда крест не прогорел полностью, и на руке его не появились ожоги. Лишь только перестал заклинать, как вдруг стало пламя свечи вновь размеренным. После, обратив взор свой на иконы, предался он диву великому: замироточили все они, но лилась кровь из глазниц и рта их разрезанного, и была та кровь цвета тёмного, будто бы семидневной давности, да исходило от неё зловоние непереносимое. Сами же иконы закоптились так, что сложно было различить на них начертания, и лики стали подобны изображению псоглавцев или чертей. Мудр был Ясь, потому собрал иконы и повесил позже у себя в обители. С тех пор и повелось у веретников уродовать образа, обмазывая их кровью и с того получать силу великую.

3. После этого продал он имущество, что было у него, построил себе хижину в лесу близ Глухова, и начал вести жизнь подвижническую. Мудростью своею да делами, творимыми для люда простого, зарабатывал себе на пропитание. Однако, как тесно рыбе морской жить в мелкой речушке, так и Яське стало душно от промысла обыкновенного знахаря. Дух его тянулся к тайному и жаждал познания глубин, недоступных взору и помыслам не только простых смертных, но и великих духовников. Потому, испив зелья, застилающего глаза туманом густым, но открывающего взор тайный, получил он ответ в ночных видениях, и вознамерился уединиться в скиту заброшенном для поиска иных ответов, совершив подвиг пустынножительства. Уговорив иль силой принудив одного селянина раз в 3 дня приносить ему пищу, стал Ясь предаваться молитвам и подвигам духовным. Однако, опасны могут быть знания для мужей неискушенных, и много испытаний выпало на долю сего мужа благородного.

Однажды селянин, придя в уговоренный срок и неся корзину с едой, застал Яся лежащим на земле. Одежда его была разорвана, плоть же вся была в подтёках, будто бы тысячи мелких когтей драли её в припадке тяжкого безумия. Лицо было изувечено, а кожа под левым оком и на щеке его вовсе будто бы срезана ножом. Тот человек отнёс Яся в селение. Там люди, решив, что он почил, стали готовиться к похоронам. Как вдруг ночью Борута нежданно явил простому люду своего подвижника. Очнулся Ясь, да попросил селян отвезти его в одинокую хижину на окраине деревни, что ранее он построил для себя. По дороге чудом зажили на нём раны, оставив горестные следы в виде странных узоров на теле его. Левый же глаз затянул белый туман и стал Ясь видеть им вещи тайные, Нави и Прави создания. Селянину же, а звали оного Василей, сказал, что был побит пикисами во время обряда испытания и посвящения, в котором должен был либо сгинуть, либо обрести верных слуг да помощников. С тех пор Василей, поразившись глубине духовных свершений, стал учеником Яся.

4. Для видения духов не требовалось Ясю трав иль порошков, достаточно было соблюдать чин самоограничения суровый да придерживаться подвига молитвенного. Однако, когда зжелал он переместиться в мир Нави на срок в несколько лет (ведь время там течёт не так, как в мире Яви, – где у нас проходит ночь, то там сменяется десятилетие), то приготовил он особое зелье. Для того брал он 33 зерна травы дурмана, 5 высушенных шляпок знахарских грибов и половину фунта горькой полыни. В ночь на молодую луну измельчал всё это в порошок во ступке, приговаривая: «Духи трав да грибов, не будьте ворогами мне, да будьте союзниками. Не дайте телесам отравиться, а взору притупиться. Пред господином вашим я чин блюду, бо с бесами знаюсь. Слово лепко да неразбивно вовек». После этого заливал он порошок тот первосортною водкой да держал зелье под крышкой до следующей новой луны. После процеживал да пил по чарке перед обрядом важным. Оттого смыкались веки его, но открывались глаза тайные.

5. Говорено очевидцами, что как вошёл Ясь в силу, то мог по желанию своему созывать орды бесовьи. Для того брал он горшок глиняный, клал туда щепоть табаку, муки, сушёных куриных потрохов, сушёные шляпки мухоморов, заливал чаркою первака, нёс на перекрёсток. Там поджигал всё это и, наклоняясь над дымом, кликал всю нечисть с округи. После плескал туда немного крови из горла чёрного петуха, да разбивал горшок оземь. И сила его велика была настолько, что сам бесовий патриварх и тцар к нему жаловал, волоча свои жирные телеса. И была у него борода такая густая, что шли за ним 13 бесов и поддерживали бороду ту, веселясь и шутя. Охотно выполняли они повеления Яся, ибо признавали в нём равного волхвам стародавним. Потому повелось у него в конце заговора сложного иль усмиряя духов беспокойных глаголить: «Бесовскою радостью, бесовою силою, первым бесом – заклинаю! Нима!»

6. Так и жил Ясь в течение некоторых лет, делая то, о чём его попросят люди – излечивая и уничтожая плоть. Но со временем дух его стала наполнять пустота, которую не мог он заполнить ни размышлениями, ни беседами, ни едой, ни утехами плотскими. Тогда пошёл он в лес, где в полном одиночестве творил молитву непрестанную Лютобору да Боруте и прося у них ответов на вопросы, что терзали его душу. Не пришло ответов ему, но почувствовал он жар во всём теле, что говорило о начале болезни тяжкой. Так и стало – заболел Ясь водянкой, лежал несколько седмиц неподвижно, и Василей ухаживал за ним. Когда боль стала нестерпимой и силы стали покидать бренное тело, увидел Ясь во сне девку бледную со глазами тёмными как сама мгла. Явилась она в несказанном свете багряном в сопровождении волхвов давно умерших. Указав рукой на больного, прорекла она спутникам своим: «Сей от рода нашего». После коснулась она его рукой своею, и тотчас жидкость вместе со гноем, наполнявшие тело, стали вытекать из него, наполняя воздух зловонием. Пол на месте, куда капала жидкость та, почернел. Вскоре Ясь поправился так, будто бы и вовсе не страдал никаким недугом. А на месте явления той духини воздвиг он идола, ей посвящённого, да основал чёрный скит, что поныне стоит.

7. Милостью Боруты да благодаря искусству своему, умел Ясь получать наставления вещие во сне. Когда задумал воздвигнуть идола, выбрал участок суши неприметный, размером всего в несколько саженей, то прежде увидел он наставления о том во сне вещем. Построил дом деревянный, невысокий, со крышей остроконечной да углами острыми. Окон не прорубывал он в нём, а соорудил только дверь небольшую. Внутри же поставил самого кумира, очертил оного кругом, приладил камень для жертвоприношений. По краям же отметил остров сей валунами особо заговорёнными, которые прикатил с окрестностей, ведь был он мужик здоровый, богатырского складу мужик. Коли будет проходить рядом человек случайный, человек непосвящённый, то затуманится взор его и помутнится сознание – не увидит он ничего, окромя туману да деревьев.

8. Порой общался Ясь с учениками своими и рассказывал им о делах старины седой, что поросла преданиями да недомолвками бессчётными. Мало кто из ныне живущих поверит в рассказы те, но мудрый найдёт в них ответы и намёки, глупец же воспримет как развлечение. И вот таков был один из рассказов…

Во время появления людей жил с ними рука об руку на земле род великанов. Созданы они были Белобогом и обладали силою да долголетием, превосходящим род людской. Некоторые же превосходили его так же умом и хитростью. И были те из них, кто сумел жить в мире с русичами, помогая друг другу или же в дела не вмешиваясь. Были такие, что несли лишь смерть и разрушение, по воле злой иль неразумению своему, пытаясь обрушить землю, на которой сами стоят. Первым из таковых был шестирукий, рогатый Гвидон, ныне побитый да побеждённый, другие же были не столь сильны, однако ум их тоже прозябал во мраке. Третьи же были сами по себе, ища в общении только лишь выгоду, порой помогая людям, к таковым относят искусного стрельца Степана, одолевшего Гвидона и научившего людей охотничьему ремеслу.

Понятно было мудрецам того времени, что за небосклоном при закате солнца не тучи видны, но зарево войны и битв кровопролитных грядущих. И случилось так, как они предвещали: грянула Битва Великая, где выступили люди против разрушителей и одолели их и извели род их. Многие великаны, имея разумение, выступили с русичами бок о бок в битве той. Однако, не о них речь идёт в сказе этом, а о тех, что отказались принимать в Битве участие, укрылись в убежищах, и потому не слышал о них более никто, либо же напротив – стяжали себе славу в веках грядущих.

От стариков ещё можно услышать предания, которые пересказывали им их прадеды – о Великой Битве с участием крылатого великана первородного под Новиградом, иль о сражениях Степана бок о бок с самим Рюриком. Однако, мало кто помнит из ныне живущих седовласых старцев, что были трое, объявившие себя Стражами, да ушедшие в горы живые. Велико дело их, стерегут они Заковию во славу богов от ратей вражиих, не давая пройти им мимо гор заповедных. И не только в том состоит задание их. Стерегут они так же проходы меж Явью, Правью да Навью, меж Ирием да Пеклом. Посему, ежли пожелаешь пройти в места потаённые, сокрытые ото взора людского, то попробуй отыскать в горах священных нужные проходы. Нелёгкая это задача, ибо придётся искать их тебе подобно слепцу,проверяя самому каждый выступ, каждую пещеру. Но помни: великаны те, хоть и нелюдимы, но поклялись защищать род сольвеннов, а потому не жди от них беды.

9. Желая скорейшего стяжательства плодов духовных и мечтая познать иные миры, кроме нашего мира явного, Ясь, живя в лесу, взял на себя подвиг столпничества. Каждую ночь, как только свет лунный омывал лесные камни, выходил он на обрыв и стоял, опустив руки к земле, пребывая в молитве и проникая духом своим в места потаённые. Однажды, в одну из таких ночей, разбойники напали на него. И хотя был он крепок и имел при себе нож да топор и мог обороняться – всё же разбойники застали его врасплох, потому не успел он им ответить. Проломили они обухом голову его, сломали несколько рёбер, связали, и хотели бросить тело в реку, но решили сперва обыскать его келью в поисках денег. Не найдя денег и сокрушив всё в келье, разбойники убоялись возмездия и поспешили сбежать. Великомудрый же, придя в сознание и избавившись от пут, дополз до келии и пролежал там 2 дня, изнывая от ран. И отыскал он ночью в сердце своём ярость великую да гнев жгучий, и позволили они ему обернуться и залечить раны свои. Но не одно исцеление получил он в ту ночь. Мышцы его сделались крепкими, словно чугунные цепи, ноги ловкими и быстрыми, как у волка, руки смертоносными, подобно медвежьим лапам, а глаза – зоркими в отыскании добычи, как у коршуна. Побежал он, спознаваясь в темноте по нюху, подобно зверю лесному, и нашёл обидчиков своих, да растерзал их руками голыми, когтями разрывал плоть их, кулаками ломал их кости. А после очнулся в обители своей – окровавленным, но невредимым, вылеченным. С тех пор стали приходить ко Ясю звери дикие, не чураясь его. Он же смог ходить равным средь волков и медведей, и не знал от них никакого нападения.

10. Записан был Василем со слов Яся сказ следующий, позднее переданный современными словами. Однажды любопытство одолело Василя, да стал выспрашивать он у учителя своего: откуда появились горы могучие и реки быстрые, поля просторные да леса высокие? Действительно ли были созданы Богом Заморским, иль сыном его Распятым, а после воскресшим, или же существовали изначально? А коли так, то откуда взялся человек, и почему бродит ныне по земле, видом и умом своим отличный ото всех прочих тварей?

На вопрос тот поведал Ясь Василю то, что было открыто ему в видениях да духами сказано…

Вначале не было ни земли, ни гор, ни рек. Было всё смешано меж собою, и земля оттого была подобна обширной пустыне. И сидел ястреб великий, имя которому Белобог, на вершине Древа Познания. Отстранился он от дум своих глубоких и обратил свой взор ясный на землю. Скучно стало ему, ибо некуда было глазу упереться, не за что было взгляду зацепится, не о чем сердцу было радоваться и гневаться. И потому взмахнул ястреб крыльями, поднял ветер великий, ветер свирепый, и приказал отделить ему влагу от земли, жар от холода, огонь от воздуха, лист от камня. И выполнил ветер повеление его, и закружилась земля, сложил её Белобог в узоры, до того часу неведомые, и обрушил снова вниз, приказав ветру успокоиться. Теплее стало сердцу его, ибо теперь раскинулись внизу долины зелёные да леса дремучие, день стал с ночью чередоваться, растения цвети, приносить плоды, реки разливаться. Однако, всё равно посчитал Белобог, что созданного им недостаточно, и взмахнул крыльями своими. Полетело с них множество перьев, и как только коснулись они земли, тотчас обратились животными: тварями малыми да большими, сухопутными да морскими, немыми и крикливыми. Не было им числа, и разошлись они по всему белу свету и дали потомство обильное. Но были они глупы и мысли их были лишь об обильной пище, безопасном укрытии да здоровом потомстве.

Прошло так ещё много времени и вновь скучно стало Белобогу. Решил породить он потомка, достойного созданного им мира. Потому вытянул у себя из хвоста перо золотое да перо чёрное и бросил их на землю. Появились из перьев тех два великана. Был первый, тот, что из золотого пера: подобен птице небесной, имел осанку горделивую, взор зоркий, да крылья могучие. Второй же из порождённых, тот, что из чёрного пера, имел несколько рук, ноги его были покрыты шерстью, глаза кровью налиты, а ноги оканчивались копытами. И звали второго из порожденных Гвидоном или Порушей, оттого что не умел ничего другого, кроме как крушить и разрушать всё на своём пути. Не знало границ буйство Гвидона и не ровен час – разрушил бы весь мир до основания, но не выдержала его Мать Земля, и потому провалился он под землю. Другой же великан был мудр и жизнь вёл в согласии с миром, потому прожил ещё много лет под Луной.

Говорится так же, что однажды вырвался Гвидон из темницы своей. Века заточения лишили его и без того буйную голову остатков разума. И вознамерился погубить он всё творение и себя вместе с ним. Тогда Белобог взял ещё одно золотое перо и создал ещё одного великана, что не уступал в росте и силе двум предыдущим, но не был шерстью покрыт и был мудр. Нарёк его Белобог Степаном, вручил ему лук, стрелы и рогатину, наказав истребить Гвидона. Долго сражались Степан со Гвидоном. Сломалась рогатина и получил Степан увечья, понял, что не сравняться ему с Гвидоном во грубой силе, но Гвидону не тягаться с ним в хитрости. Потому устроил Степан ему засаду и пустил стрелу прямо в сердце. Взревев, обрушил раненный Гвидон горы криком своим истошным, и упал обратно в яму, которую некогда проломил весом своим.

Неизвестно, жив ли он и поныне или же умер в поединке том, сражённый... Но доподлинно ведомо мудрым мужам, что Степан заделал дыру ту по наказу Белобога, но оставил там небольшой лаз, чрез который не вырваться Гвидону, а всё ж, коль возникнет в том необходимость, можно до него докричаться да посмотреть – не околел ли.

11. Как-то раз один из особо дотошных учеников спросил Яся, ведомы ли ему подлинные языческие предания или же он хранит только то, что связано с веретничеством? На что Ясь отвечал: «Ведомы, да только не всякому они понравятся...» И затем он поведал следующее сказание.

Новиград был городищем. Городище – это когда городят деревянными кольями. При основании этого городища к людям примкнул один получеловек.

Земля сейчас сдвинулась, и то, как сейчас, раньше так не было. Во многих смыслах... И сейчас того получеловека назвали бы ангелом, но тогда не было таких слов, ибо слово это чуждо славянским языкам и потому должно быть отвергнуто. Но как именно то существо называли тогда – мы не знаем.

Так вот. У того получеловека не было пары, он был один такой. Он был последним из рода крылатых. Его считали бессмертным героем. Он очень полюбил Новиград.

Но у него была невыносимая тяга к небу, его звало небо... И он приказал сковать огромные цепи, и сам себя приковал, чтобы остаться на земле и охранять городище.

В ту пору был натиск сегванских и других племён. Была бойня... Тот получеловек защищал городище, но он не разорвал цепей, которыми был прикован... Так он отстоял первый натиск.

Тогда князь Гостомысл послал на остров Руян за Рюриком, чтобы тот отстоял Новиград. Рюрик был безродный бандит, главарь армии наёмников. На гонцов он не купился, защищать Новиград он не хотел, и потому отказал. Гонцы вернулись ни с чем, и рассерженный Гостомысл повелел их казнить, а затем послал Рюрику свою среднюю дочь Умилу в уплату за требуемый подвиг.

Умила благополучно добралась, и Рюрик в неё влюбился. Тогда-то он и выдвинулся с войском отстаивать Новиград. Так был отбит второй натиск сегванских племён, но во время этого сражения враги зарубили прикованного получеловека. Этот натиск был слабее первого и люди уже могли справиться сами, быть может, потому получеловек и погиб, так как в нём уже мало нуждались...

Ну а потом... Рюрик умер молодым в другой бойне, а Умила нарожала ему рюриковичей, от которых и пошли первые русы. Сейчас говорят, что Умила – мать не рюриковичей, а самого Рюрика – вот бы она посмеялась, кабы об этом узнала!

Были и другие полулюди. Они ушли в вечный сон... Они ушли в горы и камни... Это те горы, которые мыслят и слышат. Полулюди выполняли последние задания Старого Мира, и по окончании оных уходили, чтобы срастись с горой... Они до сих пор не мёртвые. Но тот прикованный получеловек не успел уйти, он мёртв. Он принёс себя в жертву роду новиградцев, чтобы они могли возродиться через его смерть.

А Распятый принёс себя в жертву, чтобы через него возродились жиды. Вот они и возрождаются теперь за счёт паразитирования на других народах. И кто из других народов поклоняется Распятому, тот своё поклонение отдаёт на пользу возрождения жидов. Нельзя менять своих героев на чужих! Иначе на тебе будут наживаться. Поймите это, пока не поздно!!!


Обратная ссылка: https://mooncatmagic.com/raznoe/160/chernosvyatets-yan-tyazhelatyy/5993/
Услуги диагностики и обрядовой магии | Кабинет Фрау Марты | Школа гадания на картах Таро | fraumartha@mooncatmagic.com

Фрау Марта

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3188
  • Репутация: 1559
  • Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта
Re: Черносвятец Ян Тяжелатый
« Ответ #1 : 09 Февраля 2022, 19:58:30 »
12. Под конец жизни своей задумался Ясь о житии своём, да о посмертии, о местах, куда попадёт дух его буйный. И решив не отдаваться на милость слепой судьбе, вознамерился сам ещё при жизни открыть путь к богатствам царства духовного. Для того использовал он способ, завещанный последователями самого Волоха Кривого, способ сложный да опасный – не каждый рискнёт использовать его.

Чтобы перейти не только духом в царство предков, но ещё и плотью, не потеряв ни капли от сознания своего, надлежит вначале отыскать место могущественное. Таковым может оказаться церковь, но не любая, а непременно заброшенная. Удали с неё все иконы, да завешай стены распятиями осквернёнными, да головами и шкурами животных, дабы снискать милость сил, к которым взываешь. Хорошо, ежели двери церкви будут обращены к водной глади. Войди во храм в тёмное время суток. Изобрази на полу круг особо заговоренным мелом и впиши в него знак перехода, сдобрив его именами ратей пекельных. Зажги свечи и залей круг кровью жертвенного козла. После приступай ко чтению особых обращений, которые тебе поведают твои наставники, чьи тела не из плоти. Так надлежит делать тебе 13 ночей, доколе месяц не умрёт. В окружающей обстановке должен заметить ты изменения. Покинутое ранее здание заживёт жизнью своей, там будет холодно в жару и жарко ночью, внутри постоянно будет шуршать лёгкий ветер, стены будут ощущаться тёплыми и мягкими на ощупь – что плоть у тебя под рубахой.

Ежели явлены знамения сии, знай, что делаешь всё верно. Когда же месяц будет мутен и залит кровью, приди во храм позже обычного. Не начинай молений, но обложи стены по бокам хворостом да тем, что хорошо горит. После этого разденься до пояса и нанеси на грудь свою ножом имя своё тайное, которым духи кличут тебя. Пусть ученик твой в это время подпалит храм. А ты непрестанно повторяй: «Отрину мир живых, прими мя во Навь вместе со животом моим, Отче». Как поднимется дым такой, что сложно в нём будет видеть дальше ладони своей, почувствуешь ты не жар пламени, и не падающие стены будут окружать тебя. Но видение мира потустороннего. Дым окажется туманом над водой, копоть же – непроглядной ночью. Ежели сделал всё правильно и не ошибся, тотчас поднимутся из вод рати царства потустороннего. Следуй за ними.

13. Многих отроков и мужей будоражит рассказ о том, как Ясю удалось во плоти своей в мир Нави переместиться. Остался способ им на то завещанный, да не многие рискнули употреблять его по причине сложности и скудных своих познаний. Однако, сохранилась в народе молва об особом круге, начертанном Ясем. Говорено, что в его изгибах да линиях скрыт особенный смысл. Использовать его ныне можно не только для того, дабы обряд сотворить, но и для стяжания видений мира Навьего и получения наставлений и руководства от самого Яся.
Знай же, что для начертания сего круга следует использовать уголь или золу, замешанные на крови чёрного петуха. Очерти 3 окружности, вписанных одна в другую.


Последнюю раздели на две половины косою линией, изобразив во правой верхней четверти убывающий полумесяц. Меж первыми и вторыми кругами впиши имена бесов да князей бесовьих, из тех, что тебе известны. Когда выполнишь всё в точности по этому указанию, то должно дождаться тебе полночи в ночь безлунную, когда свет сокрыт облаками. Стань в середину круга, покличь Яся да зажги свечу. Во тусклом мерцании её пламени должна привидеться тебе тень бледная, что возникнет ниоткуда да подойдёт ко кругу. Вопрошайеё о том, что волнует тебя, - и будет дан тебе ответ, словно от самого Яна Тяжелатого. Но помни и остерегайся, ибо чем дольше ты будешь вести разговор, тем больше теней будет приходить ко кругу посмотреть на твой огонёк.

Будут среди них и те, что очертанием своим напоминают людей, будут и такие, чьи лбы увенчаны рогами и спины горбами, а лапы оканчиваются когтями или копытами. Ни в коем разе не заговаривай с ними, ибо будут использовать они разные ухищрения, дабы впустил ты их войти во круг. Беседа с духом суть дело любопытное, и посему должно тебе следить внимательно за течением времени. Ибо, как только догорит свеча в руке твоей, иль погаснет её пламя, тотчас пропадёт сила у круга, и все бесы бросятся чрез него прямо к тебе. Потому должно прекратить общение самому – вытерев носком ноги знак в середине малого круга. Помни наставления сии и сбережёшь себе жизнь.

II. НАСТАВЛЕНИЯ

<…> Возвратилися умертвия из града Филима, ибо не нашли они то, что искомо было ими. Жаждали спасения они и наставлений. Посему обратились ко мне с таковым вопрошанием.

Внимайте ж мени, ибо начну яз с того, что было до времён Творения, егда время вертещалося инако. Начну яз с того, чего нету, да начну яз с самаго Ничта. Оно и полно и пусто, и бело и черно. Называйте оное, как вам вздумается, ибо все свойства там присутствуют и едины, а посему почивают там Бытие и мышление всякое, ибо Вечное и Бесконечное не имеют свойств. И посему есть Ничто начало и конец Творения, присутствует вечно и повсеместно в мире сем.

2. И вопрошали умертвия: «Поняли мы, что неразумны, ибо не помышляли о тех великих чудесах, что существовали до Творения. Скажи же нам, мудрейший, каким образом искать спасения в том, что есть Ничто, и о чем нельзя помыслить мужу смертному?»

Воистину неразумны вы, ибо не стоит помышлять о том, что наречено Ничем, ибо то означает растворение да Небытие для всякаго мужа смертнаго, беса леснаго, аньдела небеснаго, иль Вышневых вечерних светил. Оттого и глаголю о Творении иносказательно, яко о части Ничто, ибо истинно Нечто вечно и неделимо от Бытия. Оно присутствует и в нас и каждая капля его вечна и бесконечна.

3. Молвили умертвия в ответ: «Ущербны умом мы, а посему разъясни нам: уж коли подлинно Вечное и Неделимое, Ничем наречённое, суть конец и начало всякоей твари и мужа смертнаго, идеже стезю сыскати? Должно ли истязать телово да упражняти уме, шествуя ко неотвратимому, али ж удовольствы стоит вкушати, укрывшися во неразумии?»

Слепы очеса ваши, ибо не зрите сущее! Мы же само Ничто и есмь, суще части Вечнаго да Бесконечнаго. Тому ж наперекор бесконечно отделены мы от Ничта сущностно, ибо суть части Творения, существующие во пространстве да вретмяни. Само же Товорже не пребывает во Ничто, а ведь ежели имелося б там нечто по свойствам противоположно, непременно бы за пределами Ничта существовало.

4. Молвили умертвия в ответ: «Незрячи мы, а посему объясни: что Товорже еси, тот ли се бог, о коем вещают попы да сыном котораго нарекал себя Распятый?»

Искусили умы ваши к невежеству, а посему внимайте. Товорже суть отец бога Авраама да Иякова, бога Ноя и Еноха, нареченнаго Иховою среди жидов, земли Заковии наводнивших не токмо хозарьско, но и иначе во дни наша. А посему, внимая попам и моля Распятаго, не сыскати вам Твореня, но лишь Ихову. Достигнув ж Твореня, не обрящете покоя тамо да силы, ибо оно лишь часть от Вечнаго и Неделимаго есте, иначе нареченнаго Ничтом.

5. Смутились умертвия, услышав тот ответ и тако рекли: «Блуждает ум наш в тумане, подобно путнику на тропе незнакомой. А посему объясни нам: как же достичь блага Ничта, коли сотворены были из плоти и крови и в миру пребывали?»

Путаются мысли ваши, словно сети в руках у неумелаго рыболова, а посему внимайте. Да будет ведомо вам, что свойство Творения есть отличимость, а равно и свойство всех телес. Стопы ж свои ко Ихове стремля, попам внимая, жидовствующих отличаем мы достаточно, а потому не видим Ничта, а ведь пронзает оно сущее целокупно. Потому должно мудрому мужу угодити за пределы собственны сущности. Не отличая, низвергаемся мы в неотличимость, а оное есть свойство Ничта. И тако лишь можно престати быти Товоржем, стремля себя разнечтожити, пресотворив растворением в Ничте.

6. Возрадовалися умертвия и ликовали: «Слепы были, словно котейко новорожден, но истинно речми твоима прозреваемо. Ответствуй нам, муже, коли Товорже не ведет ко высшему благу, а сын его Ихова и вовсе николи ко спасению, то буди ён трижды проклят и забыт под Луною! Да истинно хула сия ко спасению нас поведе!»

Истинно проясняется ваше разумение! Вонмите ж, что отринув учение инородное и восприняв мудрости древней хотя толику, сможете достичь лишь блага и блага. Но тако же знайте, что, отрицая Ихову, не придете вы тотчас же ко Ничте. Ихова есте сын Товоржа, Товорже ж суть вечность и жизнь.

Помните, что всяк назвавшийся веретником и сказавший «не-Аминь», должен то помнить и ведать, что «Не» есть отрицание в сущности своей. А разве не умрети ли значит сохранити живот свой во долголетии? Посему отрицание се суть не противоположно значение, но инако качество, что было известно еще арратиадским мудрецам. Исходит из того для видящего потайным оком, что есте Жизнь Смерти и Смерть Жизни. Отрицание же Жизни не есте Смерть, но безсмертие. Отрицание Смерти не есте Жизнь, но вечность. Пикисы да болотяники – безсмертны, но боги – вечны. Отринув жизнь в одном из богов, мы получаем безсмертие, но отрицание смерти Распятым не дасдет Жизнь, дасдет Вечность. Вечность зиждется во Господе, но безсмертие во не-Боге. Жизнь есть от Прави, а не-Жизнь есть вечность во Прави Божией. Тогда как смерть суть от Нави, но не-смерть есть безсмертие во Навием царстве, безсмертие при посвящении всяком. И то лишь верха науки чернознатной, ремесла навиего, ибо есть тако ж смерть жизни и жизнь смерти, однако не должно нам в тот вопрос углублятися, ибо слабы умы ваши для подобнаго разуменя.

Коли нет жизни, то откуль же взятися смерти? Однако помните, что жизнь и смерть неразрывно связаны. А равно тако ж Ихова со Дияволем. Ихова пребывает при солнце, Диявол – в ночи. Всё, что не попросите у Иховы, порождает и деяние Диявола. Все, что не попросите у него, дастет Дияволу сущую силушку.

А потому, коли возжелаете врамы растворити во области, в обиталище Боруты лежащи, то должно проникнути ночию в церкву да й выкрасть оттеда иконы. Всяко намоленное изображение святых и старцев может нести силу для деяния чернознатнаго, а потому растопите печь иконами, бо сие поистине дровы, и когда йдет от них чад, приговориште: «Витрою врьстаню, та не шкрайждувю во Явя. Бирьгтею врьстаню, но не касно амет яза во Правя. Видрею зафузаю та парьз Навя ко Борута». Апосля плюните три разы чроз право плечо, закрыйте вочы, вдохните дым да шагните вуперед.

7. Удивилися умертвия, пребывая в тумане: «Должно ли понимать реченное тобою так, что нетути вовсе пользы в хуле, обращенной к Ихове, аньделям йиво да чинам церкови жидолепной? Ведь безсмертие, проведенное во Товорже, подлинно ести не благо, но лишь пытка вечная для мужа, чей разум ведает о чудесах Ничта».

Слышат уши ваши, да нетути разумления. Не в безсмертии лежит цель похулы на Товорже, ибо минует глупца одинаково, что мгновение скоротечно, что вечность незнамотекава. Не всякому дано вразумети цену по день прожитой. Потому мудро продлити свой век, прибегая ко средствы чернокнижны, деяния бесовски, однако вретме добытое должно тратити лишь на стремление Ничта добрясти.

А коли понадобится вам век свой продлити, то поступайте тако. На растущу луну раздобудьте пелену, коей обворачивали новорожденнаго, еще не крещенаго младенца. Уйдите в лес, укопайте тамо влмину неглыбоку, ложитеся в няе и укрывшися пеленой наговорьте: «Протева, заимтунь авили прохивитвие, кощи еньварьги, вдерьш вабельцый, ак заберьтьеш зису сюйвую. Бясове, Мара, со витрою пупиньтим перале язу авили дийотке сего. Цызва авила собе имтуню, зунь бясовем оталю. Собе кайлущтичка заалю, геньжалу ушири Мара тштаменю. Вацво яза зурьмно. Нима».

8. Однако, не унимались умертвия: «Уж коли не дано самой хулой Ничта добрести, добрести разумения и неразличения, то к каким средствам прибегнути должно, к каким богам взывати для достижения того?»

Внимайте же слову моему! Почитайте богов старины седой, богов дедов ваших. Ибо истинно глаголят, что боги не мертвы, но живы, как живы и старцы. И есть среди оных те, что во много раз темнее и неявственней, чем иные. Имена же оных суть Лютобор, Мара, Борута, Кощей и иные, множество коих. Взывайте к ним! Подлинно стоят они близко ко Ничту, ко самоей Бездне первозданной, и далеко от Твореня.

Ведайте, что найлепша убивина для деяний бесовских суть чёрный петел али бык. Когда свершаете обрядину, непременно слейте руду с перерезаннаго горла во земляну влумну, наговоря: «Не для живеты ся звирьшина, но для бяс вильнаго, зиснай вудерьтаго, лийосый азэньтаго та Лютобор остьребзатаго. Ни звирьш, ни птаха не допирьнут ся, лишь гньжли наадут ся. Нима». Остатки убивины бросьте во пламя костра, не притрагиваясь к ним. Истинно: кто прикоснётся к убивине духовской, тот собственну душу бесам заложит, собственну плоть умертвиям даст.

9. Возросло любопытство их и потому вопрошали: «Расскажи же нам, как мир подлунный устроен, как Явь образована?»

Узнайте, что мир Яви вышел из Твореня, и потому природа есть в большинстве своём творение, равно как и боги небесные. Но истинно глаголят, что Ничто пронзает всё Творение и незримо присутствует повсюду. И вестниками ея служат тоги темны, создания Навьи да Акеановы, о коих я вам ранее поведывал. И следы их видны повсюду, мудрый да обрящет. Трава, что растёт на болотах да местах погибельных, выцветшая и потерявшая краску и жизнь, есть ни что иное как волосы кикимор да духов болотных. Вулканы, горячие источники – суть лишь родинки на лысине у Кощея. А горы заострённые да безлюдные – ничто иное как уд самого Чернобога, на погибель миру воздетый. Потому ежли хощеши обрести силу да разумение, помни о тех местах и стремись к ним сердцем и душей своею.

10. Стояли умертвия в ночи вдоль стен и вопрошали: «Расскажи же об искусстве ускорения ума и управления вретмем!»

Спросили вы, а посему слушайте. Для того, кто достиг неотличимости, вретме перестаёт существовать. Для мужа же, что только стремится овладети искусством сим, поважливо держатися всех правил Дела. Открыл для себя эту науку монах-отступник со горы Варгор, имя же его подлинное давно забылось, но помнят старцы, что пришел он в монастырь послушником, минуя трудовой подвиг, и был благословлен носить рясу и лестовку, опосля пострижения волос, но – не принимая обеты.

Для Дела понадобится створити крепкие благовония из ладана, семян дурмана да перетёртых корней малакоры. Смешать оные со смолами халисунских трав и воскурить в кадильнице во узкой келие, рядом со своим ложем. Дым должен быть крепким, ибо долженствует погрузить помещение во легок туман. Соделавши тако, надобно прочести модлитовку ко Числобогу: «Ако дану зеймаю хвата хдан занебарьсит, дак ченсове для яза няхай прабутиську цявут. Ако верьс арьнай дварьжетси ярьваньте птахи лийосной, дако яз аму акилнуть ярьваньте моза смурьшо. Та аметь дак». Опосля ж сего лежи с опущенными веждами. Вскоре ощутиши, что разум твой наполнился невероятной ясностью и все движения да деяния твои ускорились.

11. Спросили умертвия, приходя в великий трепет: «Ответствуй нам, о мудрейший! Уж коли Ихова суть сын Твореня, а Диявол ести противник его и аньдель из чина серафимов многокрылыих, то како можно взывати к оному вместе со богми родными? Не буде ли то неразумием великим?»

Запамливайте, ибо истину вам глаголю, до коей не всяк своей справедливостию достати могнет. Заблуждаются попы, когда пытаются определити сущность Диявола. Оный есть ничто иное как Истинная Пустота. Пустота та ести проявление Ничта. Товорже и Диявол отличимы друг от друга чрез разрушение и созидание, пустоту и полноту. Общее для обоих есть Сущее. Сущее их связывает. И, подлинно се, то Сущее есть Бог над Товоржем и Бог над Ничтом. О нём же позабыли мы издавна. Скорейший путь к нему лежит посредством неразличения. Да не буде зазорным устремитися к Нему, ибо, хотя он и ести сама суть сущего, но ничего же определённо сущего, но лишь сущее само по себе. Одновременно он несуще сущ, он не несёт в себе сущего.

12. Произошло тут у умертвиев смущение, а ведь были они християне и потому не обретали всезнания даже после смерти. Подступали они подобно туману с болот и восклицали: «Расскажи же нам ещё о путях достижения неразличения да о модлитовках богам».

Скажу я вам о заклятиях и искусстве чернознатчем. Ведайте, что Бог-Хорс, Бог-Солнце есть сама жизнь, тогда как Борута, почти Диявол, но преможе яго, ести сама смерть. Используйте силу их, но знайте, что мощь их двукратна и не видна нам, ибо в глазах сила одного всегда уравнивается противоположностию иного. В Сущем же любое слово досточтенное и проклятое, ибо ести одновременно и жизнь и смерть, однако не слышно оно тем, кто не ведает неразличения.

Потому слушайте способ добрести подлиннаго могущества, пока вы находитесь во пределах творения. Для того должно вспомнить мудрость халисунску, науку сакарремску, и розумением внети, что подлинна сила заключена в том, что есть двусбруй. Подлинный вещун творит одновременно истину и ложь, добро и зло, смерть и жизнь, оттого он грозен, и оттого за ним вечная истина. Он есть Наполненное, что воссоединяется со Пустым.

Дабы се познати, должно призвать того, кто есть Полип, тысячерукий, воскрыленный, змий извивистый, неистовство само. Он есть святое совокупление, любовь и ея умерщвление. Он есть светлейший свет дня и глубочайшая ночь безумства. Его зреть – слепота. Его познать – недуг. Ему молитися – смерть. Ему не противиться – спасение. А потому для призыва должно взяти жену смертную, лепше всего старуху, что ближе прочих ходит ко смерти. Соверши с ней совместную трапезу, и одень на шею вещь закляту в виде козла о тринадцати ногах, ликом лягушачиим, кой заранее вырезеши, на обратной стороне коего будет написано имя Полипа буквами дедов или на хульной азбуке.

Умертви ея во час ни дневной, ни ночной, но покуда виснут сумерки над миром. И когда остынет труп, и не будет привлекать видом своим никого, акромя падальщиков, совокупись с йим, но не так, яко муж ложится на жену, но используя способ греховный, любимый тецуманскими мужеложцами. Лишь безумец молится Полипу, а потому призывай его в молчании. Пущай похоть будет твоей модлитовкой, безумие – проситовкой. Не излагай и не проси ничего, - оно истребит тебя и род твой! Не отказывайся от даров его, но страшись гнева Полипа, и принимай всё, что он предлагает, каким бы ужасным оно не казалося тобе и не было бы таким поистине. Слабые люди умирают от его даров, сильные же понимают со временем их силу и могут стяжати с того велику премудрость.

13. Умертвия, что ропща, заполняли окрестные пространства, сказывали в возбуждении: «Речь держи нас ради и дале, вещая о путех призыва боги да дияволи! <…>
Услуги диагностики и обрядовой магии | Кабинет Фрау Марты | Школа гадания на картах Таро | fraumartha@mooncatmagic.com

Фрау Марта

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3188
  • Репутация: 1559
  • Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта
Re: Черносвятец Ян Тяжелатый
« Ответ #2 : 09 Февраля 2022, 19:59:41 »
III. ОЖИВЛЕНИЕ

1. Не важно, что находится по сторонам от него – там что ни изобрази, оно всё равно превращается в чёрных воронов и разлетается по углам картины. Свивает там гнёзда… Но только кажется, что гнёзда, а на самом деле – окопы, засада, чтобы оттуда в любое мгновение наброситься на смотрящего.

С ним так же неприятно находиться рядом, как неприятно стоять рядом с кучей мусора, которая валяется здесь уже не первый день и с каждым днём смердит всё сильнее. Отойти невозможно, потому что стоять рядом волнительно и несколько страшно, как если бы первый раз быть рядом с умершим, который, кажется, вот-вот оживёт. Он словно бы держит тебя своей оледенелой рукой, и потому ты не уходишь, всё глубже утопая в подсознательном желании самым острым лезвием щекотать себе нервы до умопомрачения, а потом ещё немного... и ещё… и ещё чуть-чуть…

Длинные седые волосы зачёсаны назад – заброшена сеть. Руки в боки – он недоволен тобой, ты плохо служишь хозяину! Плечи его широки – сдвинет любые горы, чтобы добраться до должника и взыскать с него в полной мере. А тень отклоняется от него не только в сторону, но и внутрь его тела, тем самым затеняя глаза и лицо в целом, будто на всё его тело надеты вытянутые чёрные очки.

Ты уставился на эту картину потому, что прямо сейчас краска осыпается, нарисованный мужик ударом ноги выбивает деревянные рамки и падает… падает с полотна… но не на пол картинной выставки, а прямо в твой открытый череп… что в общем-то одно и то же.

2. Облик стал менее правдоподобным, но более цветастым. Его стало много: вот он ухмыляется, вот смеется над толпою врагов, вот лепит из воздуха шар с чёрными молниями, вот в одиночку побеждает сотню соперников, ни один из которых не успевает нанести ему ни единого удара. В некоторых действиях он ощущает себя как действительно себя: когда убивает врагов, когда захватывает мир… Но в некоторых действиях он чувствует себя кем-то другим, кем никогда не был: когда его побеждает обычный человек в нелепом наряде, не имеющий ни единой летьбы, руководствующийся добротой и человечностью, доведёнными до неспособности мыслить по-ведовски…

Это похоже на движение, но на самом деле лишь последовательность картинок, какие мог бы нарисовать почти любой ребёнок. Мнимость движения получается, когда перелистываешь их очень быстро, чтобы мелькало в глазах. Если из картины хотелось вылезти потому, что надоедало всё время стоять в одном и том же положении, но из комикса хочется вырваться из-за необходимости постоянно держать себя в разных положениях тела одновременно. Лишь когда ты, прыщавый мальчонка, дорисовываешь Ясю длинный нос или какой иной уд вместо носа, - вот тогда веселье!

3. Перед началом пробегают те же картинки, которые ты видел в комиксах. Вдруг Ясь на них замирает и поверх его образа острыми буквами с кровоподтёками выступает зловещая надпись: «Ян – колдун из Новиграда». «Какой к чертям Новиград?» - думает Ясь – «Я родился в Неелове! Ошибочка!»

Вначале Ясь похож на то, как его изображали в комиксах, но движется без перелистывания. Всё вокруг такое же, как на рисунках, но рисунки не замершие, они постоянно меняют частицы своих очертаний, что заметно при перемене угла обзора. Вдруг на экране появляется тот глупец в нелепом наряде, его лицо быстро теряет рисованность, словно по нему провели ладонью и при этом всё изменили. Мультик превращается в фильм, чтобы тебе было понятно, что ты уже не прыщавый мальчонка, а подросток с пушком над верхней губой.

Увидев этого шута, Ясь хохочет, предвкушая радость предстоящей битвы, но вдруг замечает, что уже не хохочет, а поёт!

Вот он я, коварный Ясь!
Никогда, со мной борясь,
Ты меня не победишь!
Мир спасать задумал! Иш!

«Что это за хрень?!» - думает Ясь в то время, пока рот не слушается его и продолжает извергать какой-то чудовищный набор слов. «Я скоморох что ли?!»

Безумец в нелепом наряде топает ногой и выкрикивает: «Я – великий Бесобой! Склонись, колдун, передо мной!», после чего оба начинают кружиться в танце, изображая, что они так дерутся. Ясь размахивает чёрным трезубцем, а безумец огромным золотым крестом. Рот Яся то и дело тянет: «Авэ, авэ, авэ Сатанас!», а безумец подпевает: «Господь, господь, господь, благослови!». Наконец, безумец ударяет Яся крестом по макушке, рты закрываются, на краткое мгновение свет гаснет, и Ясю даже не обидно, что опять победил тот, кто в настоящей жизни никогда не побеждает, даже если его действия и кажутся победой. Не обидно потому, что наступила передышка, можно отдохнуть от принудительного бреда, пока не началась следующая сцена, неизвестно насколько неправдоподобнее предыдущей.

4. «Запах крови. Звук бьющегося сердца. Да это же человек! Живой! Так-так! А ну-ка попробую говорить его ртом… Опа! Получается!»

Новиградцы, одетые так, будто каждый из них – Бесобой, опустили мечи. Пленная княжна развязала ею же завязанную верёвку на своих руках, готовясь, что игротехник сейчас подскажет что-то особенное, что изначально не предполагалось, было придумано по ходу игры.

Только что витязи под предводительством Рюрика отбивали славный Новиград от нападения орды орков под предводительством колдуна Яна, пленившего Умилу, и вдруг Олежка, игравший Яна, встал как вкопанный, глаза его остекленели и он выдал такую речь:

- Что вы творите, люди? Почему меня изображает человек с картонными крыльями? Почему я участвую в событиях, происшедших задолго до моего рождения? Что я делаю на этом шутовском позорище? Место моё у престола Лютобора! По какому праву призвали меня, исторгнув из великого мрака? В чём нужду имеете?

Пока все стояли в недоумении, Умила быстро задрала платье, достала пристёгнутую к ноге банку пива и сделала несколько глотков. Рюрик почесал резиновым мечём затылок. Синеус поправил отклеившийся ус.

«Как здорово Олежка вжился в образ!» - завидовал орк Гришнак (в миру – просто Гриша) - «Но переигрывает настолько, что уже несёт какой-то совсем не игровой бред, так что надо готовиться его вязать! Вот мне бы дали эту роль, я бы показал настоящего Яна Колдуновича!»

Из-за кустов раздался голос из мегафона: «Нарушение! Давайте-ка, новиградцы, зарубите его по-быстренькому и тащите в мертвятник! А ты, Янусик, когда придёшь в себя, не забудь повязать белый хайратник!»

Оказавшись в загоне для выбывших игроков, Олег долго сидел молча. Ему казалось, что все эти люди сейчас находятся не в лесу, а в каком-то невидимом кубе, через углы которого в пространство игры проникают души тех, кого изображают игроки. Да, так оно и есть. Но большинство душ лишь вьётся около игроков или смотрит за ними, сидя на ветках. Лишь в редких случаях душа осеняет своим присутствием тело игрока, и тот испытывает подлинное вдохновение. А то, что приключилось сегодня, и вовсе почти никогда не случается. По крайней мере, с совсем обычными людьми.

Орк Радбуг, выбывший из игры раньше Яна, пододвинулся к Олегу.

- Сейчас будут захватывать Давилон, а ты тут! Кто же поведёт войска орков против новиградцев? Кто защитит крепость? - сказал он.

- Эээ… - протянул Олег, поправляя белую повязку на голове. - Музгаш пусть ведёт! А я чего-то… того… заигрался… Мне надо защищать свои мозги, братюня! Дай-ка вкусить лечебного зелья!

- Чего?
- Пива мне подай, говорю!
Услуги диагностики и обрядовой магии | Кабинет Фрау Марты | Школа гадания на картах Таро | fraumartha@mooncatmagic.com

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3692
  • Репутация: 1289
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: Черносвятец Ян Тяжелатый
« Ответ #3 : 09 Февраля 2022, 20:01:34 »
5. Поверхность Луны не земляная и не каменная. Она пикселевая. Чтобы это понять, достаточно включить игру «Verytnik-3» и дойти до 6-го уровня, где действие происходит на Луне.

Веретник, Сатанист, Атэист – можно выбрать любого или играть втроём. Атэист имеет лысину и бородку как у Ленина, сражается книгой Маркса «Капитал», нанося противникам сокрушительные удары по голове, порой даже разбивая их вдребезги, будто бы книга – молот, а враг сделан из глины. Сатанист имеет лысину и бородку как у Антона ЛаВэя, бросается горящими чёрными свечами, действующими как динамит. Веретник тоже лысый, но борода у него седая и длинная как у Яськи, а врагов он убивает смертоносным излучением от чёрной иконы, которую выставляет перед собой как щит. Трое их потому, что в игре «Verytnik» был только один Веретник, в «Verytnik-2» были Веретник и Сатанист, ну а в «Verytnik-3», ясное дело, должен был прибавиться ещё кто-то.

Сначала действие разворачивается на Земле. Там враги – это фанатики-христиане, все как на подбор одетые в монашеские рясы. Особенно забавно, хотя и очень долго, убивать старцев-затворников, ибо сначала надо разрушить обитель, ведь по доброй воле они оттуда ни за что не выйдут, но за то когда выходят – убивают себя сами, ибо се для них суть подвиг.

В конце каждого уровня – босс, он всегда в облачении священника. На 1-м уровне босс – патриарх Никон, кидающийся горящими книгами. На 2-м – Кирилл и Мефодий, плюющиеся острыми звёздочками в виде греческих букв. На 3-м – Володимер Отступник, брызгающийся кислотой из винной чаши. На 4-м – Папа Римский, который просто сидит и ничего не делает, но бить его надо очень долго. На 5-м – орда апостолов, стремящаяся закидать нападающих сандалиями.

Со 6-го уровня начинается игра по-крупному. Веретник, Сатанист и Атэист захватывают виману, отвоёванную у апостолов, и отправляются на Луну, чтобы сразиться с верховными иерархами ненавистной веры. Здесь врагами выступают гуманоидные ящеры в чёрных шляпах, с пейсами и в очках: одни кидают шляпы, и оказывается, что у шляп острые режущие края, другие подпускают и душат противника пейсами как удавкой, а третьи отходят в сторону, над ними загорается надпись: «Я тут ни при чём!», и просто стоят со сложенными лапами, но при этом у противника возникает нимб над головой и тот начинает бить себя сам, и так продолжается до тех пор, пока другой игрок не убьёт смирно стоящего ящера.

В конце 6-го уровня боссом выступает Иешуа Машиах: перед ним стоят дорожные указатели со знаками разных вер, и чем больше он их сшибёт, тем сильнее становится. Сколько раз его ударишь, столько жизни у него восстанавливается, когда сшибёт очередной указатель. А когда всё-таки удаётся его замочить, он воскресает, у него полностью восстанавливается объём жизни, и его надо убивать по-новой. Но уж когда убьёшь его во 2-й раз, тогда наконец-то дохнет окончательно.

Босс 7-го уровня – пророк Моисей: он поднимает руки, будто бы сдаётся, а сам толкает противников пузом, стремясь прижать к стене и задавить. Коронный приём: хватает посох, втыкает в стену и уходит, а из стены льётся вода, пока зальёт всё помещение и утопит игроков. Потому надо сначала разломать его посох, а потом уже бить по рукам.

На 8-м уровне боссом предстаёт странное безликое существо, внутри которого при движении мелькают лики различных богов всех народов Земли. Разработчики игры утверждают, что это Яхвэ. Он просто ходит туда-сюда. Его нельзя бить, потому что когда кто-то приближается, тот втягивает его в себя, и у игрока теряется больше половины жизни. Чтобы одолеть этого врага, надо просто отскакивать в сторону, чтобы он тебя не задел. В конце концов, ему это надоест, и он начнёт уменьшаться в размерах, пока совсем исчезнет. Это происходит очень долго, многим игрокам надоедает ждать, но в итоге желание пройти игру берёт верх, и они просто сохраняются, чтобы в следующий раз начать с того места, где остановились. Ну это как пойти поспать, а потом опять взяться за дело.

Понятно, что игра сделана на любителя, и мало народу получит от неё настоящий кайф. Но всем, кто читал комиксы про Яся и смотрел фильм, очень нравится. Ясь тоже в восторге. Был бы жив, сам бы в неё поиграл.

6. Ко ступенчатой чёрной башне фирмы «Tiazhelatoff & C˚» подъехала горбатая чёрная машина марки «Tiazhelatoff». Из неё вышел худой высокий молодой человек в чёрном костюме с ярлыком «Tiazhelatoff». Он вытащил из кармана нечто в чёрной обёртке с красной надписью «Tiazhelatoff», развернул и положил в рот жвачку. Было жарко, потому он расстегнул пиджак, и стало заметно, что у него на шее на крупной серебряной цепи висит образок с рогатым ликом Яна Тяжелатова.

Быстрой походкой он вошёл на 1-й поверх башни и, пробежав глазами, насладился достижениями фирмы. Здесь были выставлены образцы товаров: лампочка «Хорс», спички «Агуня», батарейки «Перун», скоросвяз «Семаргл», пиво «Рагутис», семечки «Объедало», мороженое «Мара», напипирники «Лель», и многое другое.

Когда молодой человек поднялся на лифте и вошёл в зал заседаний на 13-м поверхе, все собравшиеся встали. Когда он кивнул и сел, все сели.

- Ну что же, теперь можем начинать. - сказал старик в толстых очках и с пятном на лбу. - Юрий Всеволодович, давайте с вас начнём. Кажется, у Вас важное сообщение для руководителей всех отделов?

- Несомненно, очень важное, крайне важное! - учтиво, но с нажимом проговорил высокий молодой человек во всём чёрном, который был начальником фирмы «Tiazhelatoff & C˚». - Все вы знаете, что в Кракозии есть фирма «Jankoldun». Да-да, та самая, которая выпустила игру «Verytnik» в трёх частях! Все же играли, знаете! Ха-ха! Так вот, мне стало известно, что теперь «Jankoldun» скупают старое оружие из Бордурии, приводят его в рабочее состояние, лепят на него свои ярлыки и продают по завышенной цене! Вчера сам лично держал в руках их пистолеты «Ян-24» и «Тяж-144» - снаружи оба выглядят старинными, а стреляют как новые!

- Как же это можно? - отозвался кто-то из собравшихся. - В то время, когда мы выпускаем товары для мирного народа, они выпускают оружие? И всё это чуть ли не под той же маркой, что и мы?

- Не в том дело, дорогой мой! - ответил начальник. - А дело всё в том, что эти ребята нас обскакали! Нам давно пора расширять рынок: надо выпускать с нашей маркой не только мирные товары, но и военного потребления! Кто такой был Ян Тяжелатов, в честь которого мы называемся? Он был веретник! Он был злым человеком! В этом была его мощь! Ребята из «Jankoldun» подумали об этом раньше нас, хотя наша фирма старше и богаче, мы должны были бы догадаться первыми! Чем же думали мы, что не заметили очевидного? Кто у нас отвечает за создание новых товаров?

- Я - тихо прогнусавил тот человек с пятном на лбу, который начинал собрание.

- Ах, Вы! Ну так, Вы, Семейко Асгастович, уволены!

- Как же так? Я ведь верой и правдой служил 20 лет!..

- У-ВО-ЛЕ-НЫ! Прямо сейчас и навсегда!

- Что же Вы будете делать без меня?

- Будем выпускать пистолеты «Руевит». Как Вам? По-моему, Вы назвали бы их точно так же! Ха-ха! Ну всё, попрошу покинуть заседание немедленно, дальнейшее обсуждение не для посторонних ушей!

Понурый Семейко долго ехал в лифте, опускаясь с 13-го поверха на 1-й, тем самым падая по служебной лестнице с положения главного разработчика до положения безработного. Когда-то он вырезал игрушки «Ясь-колдун» и «Бесобой-богатырь», которые нравились его детям, но как-то раз его поделки увидел молодой предприниматель Юрий Веденеев и предложил делать то же самое, но в большем количестве и за деньги. Так возникла фирма «Tiazhelatoff & C˚», к которой Семейко теперь не имеет никакого отношения.

Вечером он сел в кресло, налил себе вина «Дары Силенаха» и включил телевизор «Вий ТГ-3». На экране появилась миловидная ведущая новостей и сказала своим большим ртом:

- Печальные новости из дружественной Каркозии. Вчера вечером в собственном доме убит глава известной фирмы «Jankoldun» Стоян Раков. По неподтверждённым данным, в Ракова стреляли сразу из двух пистолетов разных марок, выпущенных его же фирмой. Ведётся следствие.

7. В 7-й год правления клана Дунпове по всей Заковии стали распространяться книги, ранее подписанные другими именами или не подписанные вовсе, а теперь значащиеся написанными Яном Тяжелатовым. В основном это были гримуары, но порой там попадались поваренные книги и даже руководства по вырезанию и обработке самотыка.

Затем несколько писателей объединились, взяли себе общее иноимя «Янко Тяжелатов» и стали писать новые книги, которые народ воспринимал написанными самим Яном. Злые языки поговаривали, что те трое – это Свабуно, Варпод и Ганна Ростовградская, но это, конечно же, чепуха! Тем не менее, кто бы они ни были, но эти люди написали действительно ценные книги, самая известная из которых начиналась словами: «Ясек был родом из уездного города Неелова…», что опровергало устоявшееся мнение о том, будто бы Ян был родом из Новиграда и имел крылья.

Завидуя успеху собратьев по перу, посредственный писака Модран Тяжёлов поменял своё призвище на Тяжелатов, объявил себя прямым потомком Яна и стал писать многотомную летопись своего рода. Издавать это творение ему пришлось целиком на свои собственные деньги, так что он стал почти нищим, но даже это его не остановило.

Не остались в стороне и другие посредственности, желающие примазаться к чужой славе. Так на рынке появилось множество романов, в одних из которых Ян описывался как ушлый следователь, расследующий загадочное убийство Стояна Ракова, а в других как коварный соблазнитель юных девиц, после ночи любви варящий их в котле для зелий.

Как-то раз утром на главной площади Новиграда обнаружили огромный рисунок, изображающий Яна в очках, печально склонившегося над кипою книг. При пристальном взгляде становилось заметно, что очертание Яна образовано надписью, которая гласила: «Что вы со мной вытворяете? Где моё тело? Куда исчезло изображение? Я состою из слов!!! Вместо руки лишь надпись «рука»… Хорошо хоть эта надпись не на заборе!»

8. Бритоголовый парень отшатнулся:

- Ты чего, братан? Мы ж с тобой одно дело делаем!

Толкнувший его волосач в кожаной куртке отошёл в сторону и буркнул еле слышно:

- Ни фига не одно, голая жопа у тебя вместо головы!

- Чё ты сказал, козлиная борода? А ну повтори!

- Тихо, тихо, звери вы дикие, уймитесь! Сейчас Ратибор говорить будет!

Буянов растащили – каждая из двух толп втащила в себя своего, как огромный осьминог затащил бы корабль на дно.

Ясное дело, что потом вышел какой-то упитанный дядя и стал толкать речь о том, что он весьма прав и потому все остальные ему обязаны. Ясное дело, что слушатели сразу же и безоговорочно ему поверили, ведь нельзя же не помочь человеку, когда просит! Ясное дело, что это были люди очень разные – одни любили родину, но мыслили для неё бордурский порядок насилия над людьми, другие же любили древних богов и потому дополнительно любили родину, которую с ними на пару любили любители бордурских порядков.

Одни кричали: «Бордурия – сольвеннская страна со сольвеннским населением! Почему же половина её власти – рурийцы? Почему же у неё несольвеннское название? Какой позор!». Другие кричали: «Я пойду голосовать за «Тяжёлый порядок»! Только эта партия бордурцев наведёт порядок в Заковии! Лишь угнетение и бедствия подталкивают народ к развитию! Голосуйте за «Тяжёлый порядок»!». С одной стороны раздавалось: «Долой бордурцев!», с другой раздавалось: «Вся власть – бордурцам!».

Конечно же, всё закончилось дракой. Конечно же, досталось и тем и этим. Для одних Ясь был народным героем, и его приверженность веретничеству толковали как намёк на сдачу власти бордурцам, подобно тому, как веретник передаёт себя во власть тёмных сил. Для других Ясь тоже был народным героем, и его увлечение язычеством наравне сверетничеством толковали как необходимость сохранять независимость от Бордурии, хотя и сотрудничать с её властями. Конечно же, Ясь посредством вдохновения пребывал в головах и тех и других, но ничего об этом не знал.

9. В совершенном мраке загорелся почти слепящий округлый луч света. Человек, стоящий в этом луче, был одет во всё чёрное. Он постучал посохом об пол, затем чуть наклонился к его вершине, являвшейся микрофоном, и бросил слова в темноту:

- Приветствую вас на «Тяжелатовских чтениях»! С вами я, Темнослав. Как всегда, мы будем говорить о непознанном, чтобы оно стало познанным. Сокровенные знания волхвов, хранимые в тайне на протяжении тысячелетий, ныне доступны в нашей передаче. То, что ранее принадлежало лишь избранным, теперь может использовать любой желающий… Если, конечно, сможет… Мы меняем мир!

Заиграла медленная однообразная ґудьба, какая часто звучит в фильмах ужасов, когда пока ещё никого не убивают, но дело уже идёт к тому. Ведущий продолжил:

- Наш первый гость сегодня, как можно догадаться, - это необычный человек, ведь других мы не приглашаем! Встречайте! Сказитель Вячеслав!

Темнота ожила: её частички, являвшиеся зрителями, стали сбивать воздух между ладонями. В том углу, куда Темнослав указал пальцем, заканчивая свою речь, темноту разрезал ещё один толстый луч света. В углу стало видно кресло, к которому подошёл человек с гуслями в руках, одетый в шикарную бело-синюю вышиванку и красные штаны. Он поклонился почти невидимым зрителям и сел.
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Фрау Марта

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3188
  • Репутация: 1559
  • Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта Фрау Марта
Re: Черносвятец Ян Тяжелатый
« Ответ #4 : 09 Февраля 2022, 20:02:06 »
Начались изведы.

- Здрав будь, Вячеслав!

- И тебе, Темнослав, не болеть!

- Мы с тобой старые друзья, Вячеслав, но не все знакомы с тобой так же хорошо, как я. Расскажи, пожалуйста, о себе. Что ты за человек?

- Человеком я был самым обыкновенным, ничем не примечательным, так что вряд ли стоит об этом рассказывать. Потому я сразу начну с того, как я стал сказителем.

- Как же это случилось?

- Мне попалась в руки маленькая книжечка «Ясек был родом из уездного города Неелова…». Обычно я такое не читаю, но вдруг мне стало любопытно: что же такого многие жители нашей страны уже столько лет подряд находят в этих рассказах про какого-то древнего колдуна? Чтение увлекло меня, я перечитал эту книгу, как щас помню, 24 раза. Выучил наизусть и даже стал напевать под гусли, игрой на которых я занимался в свободное от работы время.

- И что же, ты всегда пел только главы из этой книжки? Не было желания придумать что-то своё? Сейчас ведь очень много ґудьбарских скопов, поющих песни собственного сочинения про древних князей и вообще воспевающие древность.

- Ну для меня это не древность. Для меня это всё в настоящем времени, потому что я каждую ночь со среды на четверг просыпаюсь от кошмарных снов: мне снится, что я глубоко под землёй, где очень жарко, и отовсюду, от каждого камешка, доносятся звуки и слова, каждое из которых своим звучанием и смыслом словно бы размывает мои очертания. Затем передо мной возникает образ крепкого старикана, который проводит ладонью по моей груди, словно соскребает что-то с неё, и потом облизывает свои пальцы. Мне кажется, что старик что-то у меня забирает, поедает какую-то часть моей жизненной силы, которая мне незаметна, и от ужаса понимания этого я просыпаюсь. Рядом с кроватью всегда держу записную книжку, чтобы записать слова тех песен, что слышал во сне. Их и пою.

- Очень любопытно, Вячеслав! А как ты считаешь, кто же тот старик, который тебе снится? Неужели это сам Ян Тяжелатов?

- Да, именно так я и думаю. Я каждый год посещаю съезд собирателей быличек, и каждый раз узнаю: то тут, то там они записывают похожие рассказы простого народа, т.е. не мне одному это снится. Просто я решил использовать эти сны, стал слагать песни, а другие люди нашли иное применение или вовсе никакого. Если это болезнь, то заразная, и болен ею не я один.

- Вячеслав, скажи, а не возникает ли у тебя после кошмарных снов чувства нехватки силы? Ведь, как я понимаю, Ян что-то забирает у тебя в обмен на песни, а это должно же как-то сказываться на твоём самочувствии?

- Не знаю, Темнослав, что тебе ответить. Вроде бы и правда чувствую, будто он что-то берёт, но что именно – не понимаю. Слабости после этого не испытываю. Разве только небольшая усталость и отсутствие снов во все остальные ночи. Может мне что-то и снится в другие ночи, но я не запоминаю. Помню только сны со среды на четверг. Да если даже Ян что-то берёт, разве ему откажешь? Он – настоящий колдун, творивший чудесные вещи, а я простой человек, я в этом не разбираюсь, я просто пою то, что слышу, и если эти сны посылает мне Ян Тяжелатов, - что ж, я благодарен ему, ведь он сделал мою жизнь необычной!

- Ну а я благодарен тебе, Вячеслав, за столь откровенный рассказ!

- Мне тоже было приятно, Темнослав, рассказать уважаемым телезрителям свою историю.

- И в конце нашей беседы, перед тем, как мы позовём следующего гостя, я попрошу тебя, дорогой друг, спеть на твой выбор отрывок из любой песни, которую ты вынес из своих кошмаров!

Темнота рукоплескала и кричала: «Просим, просим!». Вячеслав, слегка покраснев от удовольствия, вызванного возросшим вниманием к нему, склонил голову и положил пальцы на струны гуслей. Прямо из луча света в темноту летели непривычные, но милые уху звуки, приправленные гордо звучащими словами:

Как на поле то поле ратное

выезжал Бесобой – хороброй богатырь.

Как в одной руке его палица,

а в другой золотой трёхаршинной крест.

Уж он палицой-то помахиват,

а крестом-то подёргиват:

хощет Ясека схомутати нашого,

покрестити в веру свою бусурманскую,

бусурманскую – крылорвущую…

10. Его лицо сжималось от каждой шутки, от каждого слова, наточенного как стрела и летящего в него тоже как стрела. Он скукоживался, уменьшался до тех пор, пока стал размером с куклу. Хотя, быть может, куклой он стал несколько раньше, ведь она уже во всю бегала и прыгала, гонимая деревянным копьём другой куклы, восседающей на игрушечной лошадке.

Всадник шутил о том, что изучение тайных знаний оставило в тайне для Яся то, что сегодня ему в задницу вонзится копьё, а может, и даже весьма вероятно, пройдёт в его тело значительно дальше. Ясь был в оборванной юбке и с измазанным сажей лицом, что по задумке должно было выдавать в нём дикаря. Он бежал и бежал, спасаясь от гогочущего Бесобоя, придуманного подростками, рисующими комиксы, а при попытке очередной раз пырнуть его копьём взлетал на крыльях, которые давно уже отняли у получеловека, защищавшего Новиград, и пришили Ясю.

Взрослые морщились, понимая, что это представление порочит честь всей Заковии, выставляя её народного героя забавным дураком. А детям нравилось, ведь они ещё маленькие, не помнят себя, и уж тем более не видят скрытого подсмысла, заметного лишь тем, чей мозг изъеден червями мысленных войн.

11. Ясь пребывал в думах. Его лицо не выражало ничего, а волосы струились, растрепливаемые тонкими руками ветра. Пространство приятно гудело от бурлящего огня, из которого оно соткано. Всюду ощущалась напряжённость, под которой скрывалась сила.

Вдалеке посреди черепов, отблёскивающих кислотно-зелёным цветом и стремящих невидимых змей из глазниц, что-то зарябило в воздухе и тут же исчезло. Всё вновь стало в точности таким, как прежде. Черепа всё так же блестели, Ясь всё так же сидел в безмятежности.

Лишь небольшая рябь, продлившаяся несколько мгновений, - вот и всё, чего смогла добиться Церковь, канонизировав Бесобоя и освятив икону, на которой он отсекает голову Ясю. Впрочем, рябь в пространстве личного мира сновидений Яся могла быть вызвана и чем угодно другим…

12. Из автобуса с надписью «По тяжелатовским местам» вышел проводник и стал ждать, пока выйдут остальные. Когда все вышли, он начал речь:

- Как известно, Ян Тяжелатов был последним учеником Древнира – знаменитого сольвенна с сегванскими корнями, который составил список «100 запрещённых заклинаний», а сами заклинания не передал никому, кроме Яна. Сегодня мы с вами посетим то самое место, на котором славный богатырь Бесобой убил Яна и сжёг хранимую им книгу с запрещёнными заклинаниями. Мой прапрадед жил здесь и своими глазами видел то чудесное сражение! Идите за мной, я вам всё покажу!

Огромная толпа двинулась за проводником, продолжавшим тараторить всю дорогу, будто его рот был не как у людей, а как у каких-то неизвестных существ, у которых по самой их природе губы никогда не смыкаются.

Трое, вышедшие из автобуса последними, сначала пошли со всеми вместе, но на каком-то участке пути пропали. Этого никто не заметил, поскольку те трое были одеты столь же непримечательно, как все, и всегда молчали.

Несколько дней назад им было видение о том, что битва проходила не в том месте, куда ведёт проводник, а немного в другом, не доходя половины пути до того места. Поэтому они отделились от толпы и направились туда, чтобы там совершить обряд вызова души Яся.

Придя на нужную поляну и отыскав камень в её середине, вокруг него противусолонь покрошили пирог, сделанный в виде лица лысого старца с пышной бородой. Встали в круг, читали славления, произносили колдословы…

- Странно, почему ничего не происходит? – сказал стоящий слева и, ожидая ответа, повернул голову к стоящему в середине.

- Действительно, почему? Мы же всё сделали правильно, но окружающий мир не посылает никаких знаков: ни молнии в небе, ни птиц, падающих мёртвых, ни хотя бы просто явления призраков! – поддержал его разочарование стоящий справа.

Ну а тот, что стоял в середине, блеснул глазами и прошептал:

- Происходит многое… Вы не видите… Яну Тяжелатову нет нужды подавать знак о том, что он явился на наш зов. Нет в Заковии такого человека, который не читал бы сказаний о нём… Ян постоянно с нами, разве вы не понимаете?

Стоящий слева подумал: «Может быть, Ян не пришёл к нам потому, что его нет?».

Стоящий справа подумал: «Надо было идти с остальными».

13. Распространяя вокруг себя тяжкое тёмно-золотое сияние, вестник Лютобора подошёл к Ясю.

- Слышал последние новости из мира людей? – проговорил он словно из трубы.

- Такой мир ещё существует? – нехотя протянул Ясь, медленно открывая закатившиеся глаза. – И что там стряслось? Опять про меня что-то придумывают?

- Представь себе, Ясек, да! Решили переснять старый фильм «Ян – колдун из Новиграда» и сделать из него сериал. Тебя сыграет сам Ярнольт Чарны-Орач!

- Ну пусть сыграет, я не против.

- Как ты терпишь это, Ясек? Про тебя уже столько наврали эти писаки, высосал бы душу хоть у одного из них!

- А знаешь, я уже столько на них насмотрелся, что даже забавно, как складно врут!

- Складно-то складно, но ведь врут же! Почему не накажешь?

Ясь долго молчал, пока его глаза не заволокло туманом. Уходя глубоко в себя, он протянул:

- Врут… А может я сам неправ? Может я всего лишь ухватился за первоначальный образ себя, к которому привык, и это мешает мне воспринять как истинные другие образы меня, созданные мирянами?
Услуги диагностики и обрядовой магии | Кабинет Фрау Марты | Школа гадания на картах Таро | fraumartha@mooncatmagic.com