Новости: 🔔 Добавлено множество новых, интересных и бесплатных мастер классов 🔔

  • 24 Января 2022, 07:41:14


Автор Тема: О царе Ироде и о лихорадках-трясавицах  (Прочитано 564 раз)

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3200
  • Репутация: 1285
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
О царе Ироде и о лихорадках-трясавицах: фольклорные версии библейского сюжета в легенде и заговоре (сибирские записи) //Сибирский филологический журнал. 2003. № 2. С. 5–12

По народным поверьям, болезни человека являются следствием вселения в него злых существ, злых духов. К числу таких воззрений принадлежат народные представления о лихорадке как о демоне болезни в облике женщины.
Из-за запрета произносить (чтобы не накликать болезнь) слово «лихорадка» в народе ее называли теткой, сестрицей, кумой, кумохой, добрухой, трясавицей. Лихорадки могли иметь разные имена, одни из них персонифицируют различные симптомыболезни (огнея, тресея, хрипуша, пухлея, глухея, желтея, немея, знобуха, трясовица), этимология других не вполне ясна.
Число вызывающих болезни дев-лихорадок, по поверьям, также могло быть различным – 7, 9, 12, 40, 77 и т.д.

При лечении лихорадки в народной медицине, наряду с другими средствами, применялись заговоры. Заговоры от лихорадки с разной мерой полноты воспроизводят следующую сюжетную схему:

один или несколько святых встречают «дев-лихорадок», спрашивают об их именах и цели пути, а затем заклинают и изгоняют трясавиц, избивая их железными палками; при этом перечисляются возможные имена лихорадок, без чего заклинательная формула не будет действенной.

В качестве святых, способных изгнать лихорадок, в заговорах упоминаются разные имена, но наиболее прочно функции целителя от лихорадок заговорная традиция связывает с именем святого Сисиния и заговор от лихорадки известен также подназванием Сисиниевой молитвы. Пример текста Сисиниевой молитвы в сибирской записи:

От лихорадки.

Повесть св. мученика Сисиния, его же память творим в марте месяце, в 9-м числе, от двух-надесять тресовиц, от которых его молитвами род человеческий избавиться имеет.

«Во имя Отца и Сына и Св. Духа. Аминь. Силою Креста Твоего, Христе, сохрани раба или рабу (имя) от всякаго зла. Заклинаю вас, окаянных трясовиц, архистратигом Михаилом и святым мучеником, пророком и предтечею Иоанном Богословом, Матвеем, Лукою и Маркою–отойдите от раба Божия (имя). Заклинаю вас силою, Животворящаго кре-ста Господня окаянных огневиц: Юдею, Огневицу, Пухлею, Хриплею, Желтею, Сухотею, Глухею, Голидею, Ломею, Кряхтею, Воркушу, Зубнею –отойдите от нас прочь».

При этом следует взять крест животворящий, а буде нет его, с себя снять и положить в чистую воду и прыснуть нечаенно на больного и потом окатить; окачивать (больного) по трем зарям до восхода солнечнаго и перед закатом вечерним.
Овчинников, 1908

Молитва могла сопровождать какие-либо действия в процессе лечения болезни, как оговорено в приведенном примере, или использоваться самостоятельно: чтобы защититься от болезни, «молитву носили», т.е. список оберегающей от лихорадки молитвы носили привязанным к нательному крестику, как свидетельствует приводимый ниже текст другой сибирской записи заговора от лихорадки:



Святой угодник Исай, епископ Ростовский, чудотворец, грядущий в мир,  увидел огненный столб; из под этого столба идут семь дев простоволосых, видением зело страшных: 1-ая черная, 2-я красная, 3- я зеленая, 4-я водяная, 5-я желтая, 6 -я огневая, 7 - я аки лев рыкает на человеки.

Вопроси святой Исай, епископ  Ростовский:–Что вы за девы?
Окаянницы отвеща:–Мы дщери Ирода; мать наша Окукера учила нас мучить род православный.

Рече св. Исай ко святым архангелам Михаилу и Гавриилу: –Возьмите вы, архангелы, железный прут и бейте сих проклятых девок и давайте им по 3000 раз и бейте на каждый день, час и минуту по чреву поганому и по хребту гнилому, чтобы они ничем не могли вредить роду православному.

И рече Исай:–Прогоняю вас, Иродовых девок, от раба Божия [имя рек] четырьмя евангелистами –Лукой, Марком, Матвеем и Иваном, по сей молитве и словам; заклинаю и прогоняю вместо грому, вместо молнии, вместо честного животворящаго креста Господня.

Заговор этот пишется на бумажке, тщательно свертывается, завертывается тряпкой, зашивается и носится вместе с крестом, в качестве предохранительного средства от лихорадки
Овчинников, 1916

Подобные представления о лихорадках-трясавицах отразились в русской иконописи, в лубочной иконографии. Так, по свидетельству Д.Успенского, «на иконах данного типа изображается святой Сисиний в молитвенном положении; перед ним ангел с копьем поражает трясавиц, которые низвергаются в яму… Трясавицы представляются в виде женщин, обнаженными, иногда с крыльями летучей мыши. Различный характер их обозначается цветами: одна белая, другая желтая, остальные–красная, синяя, зеленая и т. д. С Сисинием иногда изображается на иконах преподобный Марон-чудотворец или святая Фотиния» [Успенский, 1906].

Сам заговор от лихорадки полагают книжным по происхождению, пришедшим на Русь с Востока через Византию. Его источник видят в византийской легенде о Гилло и святом Сисинии, который защищая детей своей сестры, вступил в борьбу со злой демонической Гилло, похищавшей младенцев, а также в апокрифе «Завещание Соломона». Средством, кото- рое, согласно заключенным в легенде древним мифологическим представлениям Востока, помогает одолеть злого духа, является перечисление всех его 12 имен. Позднее, в сформировавшихся на основе византийской легенды славянских заговорах, 12 имен злого духа обратились в отдельных существ. Отмечается при этом, что только на славянской почве Сисиниев заговор «приноровлен специально к лихорадке», у других народов он имеет отношение к демону, вредящему роженицам.

Тексты молитв-заговоров от трясавиц, входившие в списки отреченных книг, начали проникать на Русь, как полагают, уже в X-XI ве-ках вместе с христианской книжностью.

В средневековой христианской традиции древние мифологические представления Сисиниевой легенды соединились с мотивами библейского сюжета о пляшущей Иродиаде, как часто неверно именуется владевшая искусством танца падчерица Ирода Антипы–Соломия. Иродиадой звали ее мать, жену Филиппа, брата Ирода, которую Ирод отнял у брата и взял в жены, за что был обличен Иоанном Крестителем. Ирод же заключил его в темницу за Иродиаду.

В день рождения Ирода, во время пира, который он давал своим вельможам, дочь Иродиады своей пляской доставила такое удовольствие царю и гостям его, что Ирод предложил ей просить, чего она хочет, обещая отдать даже половину царства. По совету матери, Соломия потребовала у царя на блюде голову Иоанна Крестителя. Ирод, чтобы не показаться неверным своей клятве, послал в темницу оруженосца и он, усекнув главу Иоанна, подал на блюде девице, а та отдала ее своей матери.

Обратная ссылка: https://mooncatmagic.com/o-likhoradkakh-tryasavitsakh/194/o-tsare-irode-i-o-likhoradkakh-tryasavitsakh/973/
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3200
  • Репутация: 1285
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: О царе Ироде и о лихорадках-трясавицах
« Ответ #1 : 23 Февраля 2019, 14:16:24 »
Известно, что средневековая церковь осуждала пляску как дело сатанинское; пляшущая на пиру у Ирода дочь Иродиады считалась орудием дьявола, с помощью которого он погубил Иоанна Предтечу, средневековые миниатюры изображают ее на пиру Ирода танцующей и кувыркающейся подобно скоморохам.

На этом фоне «лихорадка-трясавица, заставляющая человека дрожать и корчиться, была сближена, с иступленной пляской Иродиады; она то и посылает болезнь». Причем эта появляющаяся в текстах заговоров связь образов лихорадок с дочерьми Иродовыми (падчерицами Ирода), губительницами Иоанна Предтечи, признается отличительной особенностью именно русских заговоров от лихорадки: «…под влиянием представления о дочерях Ирода, гонимых и скитаю-щихся, получилось синкретическое русское заклинание, говорящее о трясавицах, Иродовых дочках, преследуемых каким-нибудь святым».
 
Мотив лихорадок-трясавиц, дочерей Иродовых находим и в других текстах:

Стану я, раба Божия (имя), благословясь, пойду перекрестясь, из дверей в двери, из ворот в ворота, в чистое поле, в широкое раздолье. В чистом поле, в широком раздолье попадает мне навстречу святый Авраам. «Здравствуй, святой  Авраамий,–поклонюсь я ему и покорюсь, –защити меня и помилуй, и сохрани от двенадцати иродовых дочерей, от двенадцати лихорадок». Попадает им навстречу святой Авраамей, оне ему сказали:

«Здравствуй, святой Авраамей». Он ответил им: «Вздравствуйте, иродовы дочери, куда пошли, проклятые?» –«Мы пошли мир губить, алой крови пить». –«Не ходите вы, проклятые, мир губить, али кровь не пейте, а то я вас всех побью, кости вам всем поломаю».

Оне испугались, пали на колени: «Святой Авраамей, не бей нас, не ломай и кровь нашу не проливай. Мы не будем ходить. И кто эту молитву знает, на сей день господень прочитает, к тому дому не подойдем и в дом не зайдем, и к дому не прикоснемсе».

Дуб, дуб, я тебя обнимаю, Ты, дуб, сохни, а ты, лихорадка, дохни пропадай.  Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Читать три раза, утром и вечером
[Савельев, 1990]

Или:
 
Во имя Отца, и Сыны, и Святого Духа. Аминь. Шол св. Макарий во град  Ерусалим Богу молиться. Перешел через Ирдань-реку, и встретились со святым 77 девиц простоволосых, в черных платьях, оне же трясовицы и плясовицы. Тогда стал святой Макарий их спрашивать: «Что вы за девицы, трясовицы и плясовицы? Вижу Вас простоволосых. Откуда таковыя?»

Оне же стали святому говорить: «Мы посланы с небес на христианскую веру, кровь выбавлять из костей, из ногтей». Тогда св. Макарий оградил их крестом на месте том, а сам по-дошол во град Ерусалим Богу молиться. Оне же стали на том месте святого дожидаться и стали одна на другой платье глодать.

Когда св. Макарий возвратился из града Ерусалима чрез три года и мимо их обходил, они увидели святого, стали перебегать и говорить: «О, святый, святый Макарий! Отпусти нас с сено  места, ибо мы на сем месте тут пропадем!» Тогда стал их св. Макарий с того  места отпускать и каждой по 100 ударов железной палицей давать. Оне же стали святому говорить:

«Кто сию молитву будет читать, то мы того человека за 5 дорог будем обходить (обходите раба Божия
 –имя), а кто сию тетрадь будет носить, то того человека за 7 дворов будем обходить. (обходите раба  Божия–имя)». Во веки веков. Аминь
[Красноженова, 1908, с. 11, № 3; с пометой: «Этот заговор записан моим отцом в 1871г.»]
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3200
  • Репутация: 1285
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: О царе Ироде и о лихорадках-трясавицах
« Ответ #2 : 23 Февраля 2019, 14:26:38 »
Редкую возможность проследить другой этап в формировании «эпической части» Сисиниева заговора, –этап формирования «простой легенды», служившей «просто удовлетворению любопытства», а не являющейся магической формулой, не имеющей магической силы,–дарят тексты двух легенд русской сибирской записи, связанные с сюжетом заговоров Сисиниева цикла.

Первый из текстов, о которых идет речь, был записан М. Овчинниковым в Киренске со слов рядового запаса армии Александра Тирского в августе 1914 г., и под названием «Сказание о 12 лихорадках» помещен собирателем в журнале «Сибирский архив»
 
 У царя Ирода был брат, моложе годами его. Брат был женат на самой красивой женщине, на такой красавице, каких трудно найти на свете. Но жена его была распутнаго поведения, так что распутство равнялось ея красоте. Но все же она родила дочь.
 
 Вот нечаянно умер брат Ирода. Жена, значит, осталась вдовой. Сам Ирод давно зарился на невестку, но стыдился отбивать жену у своего брата. После же смерти брата ему стало посвободнее, потому что невестка была на вдовьем положении, а потому Ирод захотел жениться на вдове и на дочери ея. Цари из нехристей все одно, что собаки, нашего христианскаго закона они не понимают.  Вдова и дочь не прочь были выйти замуж за Ирода. Но они боялись Ивана Крестителя, который укорял их за безпутство. За это вдова и дочь крепко сердились на Ивана и подвели такую махину, что Ирод согласился посадить Ивана  Крестителя в острог.
 
В день Рождества Христова у Ирода была пирушка. Народ был подвыпив-ши; бабы и девки ударились плясать. Вина всякого было много, потому что в этот день Ирод был именинник. Нехристи, видишь ли, пляшут хорошо. Но меж-ду всех баб и девок дочь вдовы, Иродова племянница, всех лучше плясала и так понравилась Ироду, что он в азарте сказал:
  –
Проси ты, моя любезная племянница, у меня чего хочешь; все тебе дам, даже полцарства не пожалею для тебя.Слыша это, мать и говорит дочери:–Проси, чтобы Ирод подарил тебе голову Ивана Крестителя и поднес на блюде. Так дочь и сделала.
 
Опечалился Ирод, когда услышал просьбу племянницы, но не хотел изменить своему слову. И голова Ивана была принесена племяннице. После этого Ирод женился сразу на вдове и дочери ея! От племянницы родилось 12 дочерей –12 лихорадок, которыя и мучат народ православный до сего дня

Это народное переложение евангельского сюжета о царе Ироде, Иродиаде и Иоанне Крестителе имеет самостоятельный интерес, связанный с тем обстоятельством, что должно быть отнесено к немногочисленной группе фольклорных легенд, которые воспроизводят библейскую сюжетику

Этот фрагмент указывает не только на то, что рассказчику сюжет Сисиниева заговора от лихорадок был хорошо известен, но и на то, с какой целью была рассказана им вся история –для объяснения сюжета и образов заговора, т.е. рассказ служил «просто удовлетворению любопытства».

Это и позволяет в данном случае рассматривать текст воспроизводящей библейский сюжет об Ироде и Иродиаде легенды как пример развития эпической части Сисиниева заговора до вида «простой легенды», когда новый текст уже не имеет магического смысла и служит лишь объяснению заговорной формы.
 
Другой из текстов также представляет собой «простую легенду», связанную с сюжетом Сисиниева заговора от лихорадки. В отличие от первой легенды, приводимое ниже повествование, также записанное М. Овчинниковым, хотя и определяет лихорадку как Иродову дочь, не воспроизводит библейского сюжета об Иродиаде. Оно иначе объясняет происхождение лихорадок–то «живое предание», на основе которого заговор здесь конструирует новый миф, заимствовано из фольклорной традиции.
 
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3200
  • Репутация: 1285
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: О царе Ироде и о лихорадках-трясавицах
« Ответ #3 : 23 Февраля 2019, 14:30:18 »
Когда-то очень давно путешествовали два апостола по земле, в качестве странников. Вот зашли они в один дом отдохнуть и поесть. Вошедши, как следует божьим людям, по своему смирению сели в избе на лавке у порога, понятно, сперва, помолившись Богу и поздоровавшись по христианскому обычаю с хозяе-вами. У хозяина того было большое семейство.

Садилось оно за стол обедать.  Все мужики и бабы сели перекрестясь, помолились, значит, Богу; только один  молодой парень, словно нехристь, сел, как болван, даже и лба-то не перекрестил.  Вдруг в избе явилась молодая, баская такая девушка и давай кружиться. Никто ее не видит, кроме апостолов.

Вот она кружилась, кружилась и обернулась в  муху, полетела, зажужжала и прямо села в ложку к тому молодому-то парню, что сел за стол не перекрестясь. Св. апостол встал с своего места, подошел к парню, вынул из ложки муху, завязал ее в тряпку и повесил в дымовую трубу. Му-ха давай святому апостолу конаться (канаться –значит проситься), чтобы он ее, значит, отпустил. Уж она коналась, коналась, святой апостол помиловал ее –выпустил.
 
 Муха сразу опять обернулась в девушку (12 Иродовых дочерей или  лихорадок появляются около человека в виде мухи, комара, мошки, осы, овода), но только тощую, худую и бледную, будто после тяжкой болезни.
 
Тогда апостол открыл людям, что если бы человек схлебнул муху со щами, то сделался бы нездоров огневицей, лихорадкой, потому что муха была никто иной, как Иродова дочь, то есть огневица. Апостола звали преподобный Морой, а другого – мучеником Сесинием. Вот почему и молятся над больным Морою и Сесинию
[Овчинников, 1908; с пометой «Записано со слов крестьян-ки Маремьяны Соловьевой»].
 
В этом случае «живым преданием» для темы заговора, для заговорного мифотворчества послужила фольклорная основа, связанная в частности с народными редставлениями об образе мухи как олицетворении человеческой души. Подобные представления отразились, например, во фразеологии, передающей внутренние состояния человека: какая муха тебя укусила?–быть не в себе, сердиться’.
 
Очень важно, что со слов той же рассказчицы–крестьянки Маремьяны Соловьевой–был записан еще и заговор от лихорадки. Причем в тексте записанного от нее заговора в роли избавителей от лихорадок
–святые Марон и Сисиний, как и в тексте легенды:
 
«Святой отче Марос и преподобный мученик Сесиний, спасите и сохраните от 12 сестер, от Иродовых дочерей. Я усердно к Вам прибегаю, к скорым по- мощникам и молитвеникам». Молитва эта читается над больным утром и вече- ром, и даже в полночь; причем следует класть несколько земных поклонов
[Овчинников, 1908].
 
Носительница заговорной традиции явилась одновременно и исполнительницей легенды, и, несомненно, смысловая связь между повествованиями заговора и легенды для рассказчицы была самой непосредственной. Так же, как в первом случае, заключительная часть легенды не оставляет сомнений в том, с какой це-лью она была рассказана–чтобы объяснить, «почему молятся Морою и Сиси-нию», т.е. «объяснить существование обряда», смысл заговора. И в данном случае приведенный народный рассказ, связанный с темой заговора, не выполняет маги-ческой функции, а служит «просто удовлетворению любопытства», перед нами «простая» легенда.

В.С. Кузнецова
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Eliz

  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 3200
  • Репутация: 1285
  • Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz Eliz
Re: О царе Ироде и о лихорадках-трясавицах
« Ответ #4 : 24 Февраля 2019, 11:23:57 »
Одним из злых духов славянского мира считается дух одной из самых тяжелых болезней под названием Лихорадка. Само слово Лихорадка происходит от старинных слов " лихо " — беда, несчастье и " радеть " — стараться, заботиться. Современное обозначение лихорадки — повышение температуры с головной болью, ломоты в костях и рядом других симптомов.

В старину, у славян, Лихорадка — злой дух или демон женского рода, который вселяется в человека и вызывает то озноб, то жар. Лихорадка ходит по миру и стучит в дома, кто ей откроет, тот обязательно заболеет. В мир живых Лихорадка приходит " из другого мира ", где они сидят привязанные цепями и освобождаются в конце зимы — начале весны. Чаще всего они приходят в мир живых из какого-нибудь водоёма или реки. Описывали Лихорадку как простоволосую женщину с дьявольским обличием или различными уродствами. Отличительная особенность Лихорадки от других злых духов — её множественность, но общее число их 7, 12, 40 или 77. В средневековье христиане лихорадок считали дочерями или сестрами царя Ирода, с именем которого связано усекновения головы Иоанна Крестителя.В старых заговорах перечисляются их имена: Трясея, Огнея, Ледея ( Озноба ), Гнетея, Грынуша, Грыхея ( Глохня ), Ломея ( Костоломка ), Пухнея, Желтея ( Желтуха ), Коркуша, Глядея, Огнеястра. Каждая из множественности Лихорадок вызывал различные симптомы.

 Так-же Лихорадка может ходить и в одиночку. Иногда среди лихорадок выделяется «старшая», сидящая на железном стуле и привязанную двенадцатью цепями. Если она порвет цепи, то человек, в котором она сидит, умрёт. В некоторых поверьях упоминается Жупела самая старшая и мать всех лихорадок. Считалось, что Лихорадки боятся петушинного крика, лая собак и колокольного звона. Славяне, чтоб не привлечь и задобрить Лихорадку, называли её ласкательныи словами — добруха, кумоха, сестрица, тётка, гостьюшка… По народным поверьям тот, кто соблюдает православные обычаи не может заболеть Лихорадкой. В русских заговорах главным противоборцем Лихорадок считается святой Сисиний, хотя некоторых заговорах упоминаются Сисой, Зиновий, Филипп, Пафнутий и евангелисты. Выгоняли Лихорадку из человека различными снадобьями и заговорами в леса, пустыни, болота или тартарары.
"У меня в померкшей келье — Два меча. У меня над ложем — знаки Черных дней. И струит мое веселье Два луча. То горят и дремлют маки Злых очей".

Абигайл

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 280
  • Репутация: 18
  • Абигайл
Re: О царе Ироде и о лихорадках-трясавицах
« Ответ #5 : 29 Декабря 2021, 18:38:38 »
Дочери царя Ирода.

Еще легенды называют лихорадок дочерьми ада или дочерьми Ирода, проклятыми и вынужденными скитаться по миру в поисках пищи.

Нападет дочь Ирода на человека, кровушки его попьет - и сытой будет.
Более подробно легенда описывает превращение дочерей Иродовых в лихорадок так. Когда старшая дочь Ирода отсекла голову Предтечи и принесла ее на блюде отцу, все яства на том праздничном столе превратились в кровь.

Голова на блюде ожила и сказала:

«Прокляты вы, дщери Иродовы.
Не иметь вам отныне и до века лица и вида человеческого.
Трястись и скакать вам на заре вечерней, днем и ночью, летом и зимой, пока на небе месяц и звезды.
Не иметь вам ни дома, ни гроба, ни покоя, ни смерти.
Бродить во веки вечные, тело знобить и кости сушить у окаянных грешников!»

После этих слов дочери Ирода не узнали одна другую.

Последняя легенда имеет тонкости, которые с первого прочтения можно и не заметить.
Первое - это монолог головы «Прокляты вы, дщери Иродовы»... Здесь речь идет об апокрифе, в котором дочь Ирода принесла голову Иоанна Крестителя на пир, за что и была проклята, а проклятие легло на весь род.

Второе - это окончание монолога головы: «...кости сушить у окаянных грешников». Имеется в виду, что любое магическое негативное воздействие может навредить не каждому человеку, а «грешному».

Под «грешным» же человеком подразумевался человек, имеющий внутреннюю предрасположенность к заболеваниям такого рода. Откуда берется такая предрасположенность?
Влияют генетика, общее состояние здоровья, питание и прочее, прочее, прочее.
"Читаю заклинанье... на черной пелене свеча.
Постом суровым и венчаньем творю я темные дела"...