Новости: 🔔 Акция от Элины Зорич. Магическое послание ангелов 🔔

  • 31 Март 2020, 03:49:22


Автор Тема: Демонические источники детского испуга  (Прочитано 29 раз)

Malfetto

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 46
  • Репутация: 19
  • Malfetto
    • Share Post
Согласно широко распространенным  славянским  поверьям,  почти все  болезни  – в  том  числе  детские  – вызывались  воздействием демонических существ, относящихся    преимущественно к женскому  полу.  Соответственно о народных способах  избавления  от  многих  немощей говорится как об устранении  нечистой  силы.  Л.Н. Виноградова  замечает,  что  представления  о  демоническом  характере  происхождения болезней  и  о возможностях избавления  от  них  путем  задабривания  или запугивания  со  всей  полнотой  раскрывают-ся  на  материале  заговорных  формул. Предметом  описания  внастоящей  статье  являются  демонические источники детского испуга и  лечебные  магические  практики, применяемые  для  излечения  этой болезни. В качестве материала используются тексты, опубликованные  в  сборнике  «Русские  заговоры  и  заклинания.  Материалы фольклорных  экспедиций  1953–1993  гг.» .

В народной культуре «испуганье» («испуг», а иногда  «испуга»)  определяется как  «состояние  испуганного,  испугавшагося».  Сильное  убеждение  в  том,  что состояние  страха  можно  специально  наслать на человека, привело к тому, что в народной  культуре  испуг  понимается  как  напущенная  болезнь  (для  простого  человека «испуг»  –общее  нервное  состояние,  насланное    либо    злодеем,    либо    жестоким сверхъестественным    существом. Помимо того,  это  также  и  общая  неуравновешен-ность, кручина, беспокойство  вообще, исполох,  переполох. 

Испуг  – это также  существо,  дух,  вызывающий  болезненное  состояние,  которое  обычно  выражается  в  постоянном  плаче,  бессоннице,  дрожи,  заикании  и  прекращении  роста  (у  детей),  судорогах,  страхах  (у  детей  и  взрослых).  По  славянским  поверьям,  ответственными  за  испуг  считаются  демоны,  например  водяной,  вилы,  русалки,  а  также  силы природы  и  колдуны. Ночной  переполох можно  было  получить  во  сне  от  дурного глаза, нечистой силы или  от людской  ненависти.  Наряду  с  этим,  источником  испуга могли  быть  также  реальные  причины  –такие,  как  громкий  крик,  стукот.

Однако русские  заговоры показывают,  что  за  состояние  испуга  были  ответственны  прежде  всего  нечистые  силы: "Спаси и сохрани раба Божья (имя) от двоезубого" (двое  (дву)  зубый  (двоезуб)  – человек  двоезуб,  или  с  волчьим  зубом,  почитается  злым,  опасным  и  нередко  знахарем, от троезубого, от девки-пустоволоски (девушка с непокрытой головой;  сверхъестественное  существо,  колдунья.  Девка-простоволоска  упоминается  в основном в заговорах как существо, которое с  помощью  непокрытых  волос  оказывает вредоносное  влияние.  Непокрытые  и особенно  длинные,  густые,  косматые  волосы традиционно наделялись  в поверьях особой силой,от  двоеженого,  от троеженого. На разнообразные источники,  насылающие  испуг,  указывает один  из  заговоров  майковского  сборника: ...все  притчища  и  урочища,  худовища  и меречища, щепоты и ломоты, ... напущенныя от мужика, от волхуна, от кария, от чорныя, от  черешныя, от бабы самокрутки,  от  девки  простоволоски, от  еретиков (еретик  (жен.  еретица)  – колдун;  умерший колдун; встающий из могилы мертвец; злой дух;  чудовище;  нечистая  сила. 

Характеристики  еретиков  и  еретиц  традиционны  для общерусских  представлений  о  колдунах  и колдуньях:  это  наделяемые  сверхъестественными  колдовскими  способностями,  но особо  злые  существа, от клеветников, от еретиц, от  клеветниц, от чистых и от нечистых, от женатых и неженатых,  от  глухих,  от  слепых,  от красных,  от  черных,  от  всякого  роду  Русских  и  не  Русских,  от  семидесяти  языков.

В  народе  испуг,  как  и  все  так  называемые  насланные  болезни,  считался  очень опасным; что  интересно,  такими же они  осмысляются  и  сегодня.  В  сборнике  «совре-менных» заговоров В.Лобачев при комментарии  текстов,  используемых  «от  порчи, сглаза  и  лихого  человека»,  подчеркивает, насколько  опасны  бывают  для  человека всякие напускаемые болезни, а особенно те, что вызваны людьми с дурным глазом. Вера человека  в  дурной  глаз  сохранилась  до  наших  дней,  так  как  «мы  не  застрахованы  от случайного  постороннего  влияния  или  пе-редачи  негативного  посыла  через  любой, даже  невинный  по  виду  предмет». К дурному  глазу  особенно  восприимчивы дети,  поскольку  их  психика  относительно слаба. 

Среди  текстов  «от  порчи,  сглаза  и лихого  человека»  находится  заговор,  который  используется  «от  испуга»:  Этот  заговор читают только на убывающий месяц:

Я  пособляю  младенца  (имя)  от  уроков,  от озева,  от  родимца,  от  испуга,  от  худого глаза... Этнолингвисты  замечают,  что  магические  тексты  от  испуга  и  порчи  имеют  не-сколько иное построение, нежели большинство  других  лечебных  заговоров.  Важное значение  дляхарактеристики  рассматри-ваемого  нами  материала  имеет  то  обстоя-тельство, что в большинстве случаев трудно четко  определить,  о  какой  именно  болезни идет  речь  в  том  или  ином  заговоре. 

Уроки, сглаз,  а  также  ряд  специфических  детских недугов  (крик,  родимец),  различающихся некоторыми  симптомами,  тем  не  менее сближаются между собой (например, в языковом  сознании  носителей)  в  том  отношении,  что  все  они  воспринимаются  как  болезни  насланные,  напущенные  на  человека.  Отсутствие ясного представления  о  причинах  болезни,  а  главное  ее  внезапность  и  размытость  симпто-мов,  неблагоприятное  воздействие  недуга не  на  один  орган,  а  на  весь  организм,  не-возможность  остановить  проявления  болезни  также  расцениваются  как  свидетель-ство  постороннего  вмешательства,  чужой злой  воли. 

Отсутствие  четкого  разграничения  отдельных  недугов  находит  отражение в  самих  заговорах.  Анализируемый  материал  показал,  что  нередки  случаи,  когда,  определяя  функцию  заговора,  информант  называл  одну  болезнь,  а  в  самом  тексте  заговора  упоминалась  другая.  Поэтому  можно говорить  о  своего  рода  полифункциональности  описываемых  заговоров,  которые  ис-пользовались  также  в  случае  бессонницы, родимца,  уроков  и  других  болезней:

Снимаю  рев,  переполох,  бессонницу,  полуношницу,  неугомонницу,  испуг  и  грыжу; ...сполощи  с  раба  Божьего  (имя) уроки, прикосы, все переполохи; ...у Ивана переполох снимаю, родимец про-гоняю.  Магические  формулы «от  испуга»  содержат  разные  перечни  названий болезней, против которых применяется  данный  заговор.  Слово  «испуг»  встречается  реже  прочих,  большей  частотностью отличаются испуг-переполох (переполоханье,    переполошенье,    переполох,  переполошка  –тревога,  внезапный  ис-пуг,  смятенье  от  опасности, сполохи, исполох (сполошенье, сполох,  сполоха  –всякого  рода  беспокойство,  склока,  хлопоты,  испуг,  страх  и  суета; тревога;  исплошенье,  исплошанье,  исплошка,  исплох  (исплошить  –кого, захватить врасплох). Исполох  –болезнь  от  испуга; существо,  персонифицирующее испуг, пугающее человека и вызывающее  болезнь.  Исполохи  представляются  существами,  которые  могут  встре-титься  человеку,  привязаться  к  нему,  перепугать;  человек  заболевает  с  испуга. 


Обратная ссылка: https://mooncatmagic.com/forum/index.php?topic=2438.0
Дающему мнѣ премудрость воздамъ славу.

Malfetto

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 46
  • Репутация: 19
  • Malfetto
    • Share Post
Особенно  опасны  испуги-исполохи  для  детей; ополохи-переполохи (ополох  –пугало,  чучело; охи-исполохи  (ох  –междометие  горя, боли,  изумленья,  неприятного  испуга; переполоха-уполоха (уполох  –сполох,  всполох,  набать,  тревога или  испуг, суматоха; лохи, блохи, высполохи (здесь наблюдается  необычный  способ  экспрессивного словообразования  (с  использованием  рифмы),  обративший  на  себя  внимание  иссле-дователей  и  называемый  приемом  «фокус-покус»,  повтором-отзвучием,  эхо-конструк-цией.  Прием  заключается  в  том,  что  какое-либо  слово  повторяется  с  изменением  на-чального звука  или группы  звуков.  Получается  своеобразный  рифмованный  прицеп, как бы отзвучие базового слова.Народная  медицина  знает  разные  способы  избавления  человека  от  напущенных болезней,  в  том  числе  от  испуга.  В  случае испуга  важно  сначала  определить  виновника  болезни.  Полевые  записи  показывают, что  это  делали  по-разному,  например  лили в  воду  воск,  свинец,  олово  и  по  застывшей форме  определяли,  что  или  кто  является источником  болезни. 

В  зависимости  от  виновника  подбиралась  подходящая  терапия,  которая  обычно  основывалась на магическом действии и слове. Нередко  вербальная  формула  использовалась самостоятельно,  как  словесныйэквивалент лечебного  действия.  В  этом  случае  слово отождествляется с действием. В магическом акте  именно  слово,  как  пишет  Т.В.Цивьян, «гарантирует  достоверность  и  сохранность словесной  и  несловесной  части  текста,  которую словесная формула так или иначе отражает».  Преобладающая  роль слова,  замечает  Н.Ф.Познанский,  появилась  как  последний  этап  развития  заговорных формул (после наблюдаемого в магическом  акте  параллелизма  слова  и  действия): «Cлово  отрывается  от  действия.  С  этой  по-ры  оно  –самостоятельная  магическая  сила <...>.

Происшедший бессознательно разрыв с обрядом  дал широкий  простор слову» .  В  описываемом  материале  могучая функция  слова  вытекает  также  из  концептуализации  болезни.  В  народном  представлении  недуг  осмысляется  как живое  существо, с которым  можно разговаривать, к которому  можно  обращаться  с  просьбами, приказами, угрозами. При  контакте с  демонами,  вызывающими  недуги,  учитывались их  привычки,  образ  жизни,  семейное  положение. 

Анализируемые  тексты  содержат разные  стратегии  магического  воздействия на испуг. Ихможно разделить на несколько групп. 

УНИЧТОЖЕНИЕ БОЛЕЗНИ

Уничтожение –это общелечебная стратегия.  Она  реализуется  в  заговорах  от  разных болезней. Тексты из сборника Аникина показывают,  что  испуг  лечили  посредством манипуляций  с  водой:
"У  меня  девка  была испуганная. Носила ее в  соседнюю деревню к бабке. Она как-то золу просевала, умыла ее,  пошептала  и  говорит:  Неси  до  дому  и назад  не  оглядывайся; Чтобы исполох снять, камешек с росстаней взяла, спустила в воду, пошептала в воду и этой водой  помыла,  попоила,  и  перестал  мальчик реветь". В одном из магических  лечебных  актов  вода,  используемая для мытья ребенка, была сакрализована посредством  считания:

Воду  наливают  в чашку медную. Ножичком чиркают крест-накрест  и  считают:  Раз,  два,  три, четыре,  пять,  шест,  семь,  восемь,  девять. Три раза по девяти. Затем этой водой на-до  вымыть  головку,  ножки,  ручки  и  брызнуть.

Испуг    ликвидировался    обращением кпопулярной  при  устранении  любой  вре-доносной силы практики  – сниманию недуга  при  помощи  какого-либо  предмета  и  последующего  уничтожения  этого  предмета. Целью  такого  деяния  было  перенесение (передача)    болезни    на    данный    предмет (чаще всего нитку), сжигаемую якобы вместе  с  болезнью. 

А.Ветухов  обращает  внимание  на  то,  что  «можно  передатьболезнь вкакой-либо  предмет  и  через  него  – лицу, воспользовавшемуся  этим  предметом,  этой вещью...  таким  путем  постепенно  создавалось  убеждение,  что  во  всякий  предмет можно  вселить  злого  духа,  болезнь». Информанты описывали, как переносить  испуг  на  нитку:
Надо  было  три  раза повторить такое а для усиления произносились  объясниемое  действие  слова:  Андрейка  испугается,  начнем  испуг  снимать.

Malfetto

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 46
  • Репутация: 19
  • Malfetto
    • Share Post
Испуг  снимать  ниткой.  Вот  положим  мы его (или девочка или мальчик), вот напере-косы,  за  этот  палец  и  до  ноги, вот  так наперекосы  мерям.  Если  испуганный,  она вот  настолько  нитка  может  длиньше быть.  Перекосит  как  будто  его.  А  потом узелок  завяжем,  три  раза  просунет  и нитку  сожжем  вон  на  шестке.  Мы  его  ис-пуг  снимам.  Снимашь  испуг,  чтобы  век  по веки  не  было.  Три  раза вот  так; Как  снимать  переполохи?  Ниточку напряду, из кудели сделаю и снимаю руки,  ноги.  Сначала  вдоль,  а  потом  поперек смеряю.  Приговаривают:  Как  я  снимаю Анну,  не  Анну  снимаю,  а  переполохи,  отныне до веку веков. Аминь. А потом нитку надо  в  трех  местах  перестричь  и  в  печь бросить, если печь горит.

Действия такого типа иногда называли мерянием.  Оно  также,  как  и  снимание,  сопровож-далось  пояснительными  словами: Меряю, беру кудельку, расправляю крест-накрест, меряю. Потом сжигаю на заслонке печки и ребенка три раза ношу над дымом. Потом пепел  сдуваю  в  печь.  Читаю  молитву  “Богородицу”  обязательно.  Нужно  так  де-лать  три  раза  три  дня  в  любое  время; Все  меряешь:  и  рост,  и  сбоку,  и сзади, и руки  –и приговариваешь: Не рабу Божью (имя) меряю, а с рабы Божьей (имя) уроки, переполохи снимаю.

В  нижеприведенном  примере  болезнь передается  дереву,  что,  как  показывают  ис-следователи,  было  часто  применяемой  лечебной  практикой  (одним  из  видов  переда-чи  болезни  было  «забивание»  ее  в  дерево (вестественное  дупло,  дырку  от  сука),  в дверной  косяк,  в  отверстие  в  стволе,  просверленное на высоте роста больного  –туда помещались  «заместители»  больного  или предметы,  бывшие  в  соприкосновении  с ним (волосы, ногти,  часть одежды с кровью человека,  нитка,  которой  измеряли  больного),  после  чего  отверстия  забивались  колышком  (осиновым,  березовым,  боярыш-никовым):

Сделать  зарубку  и  сказать:  Каждая  лесинка  стоит  до топора,  а  Митины  плаксы  –до  ножа.  Ребенок  перерастет  зарубку  и  не  будет  испугу.  Способом  избавления  от  испуга,  осо-бенно  возникшего  в  результате  уроков,  были  манипуляции  с  одеждой  больного.  Ее просто  выворачивали  наизнанку: От  испугу  ребенку  надо  рубашку  наизнанку  накидывать. Вообще  выворачива-ние одежды – это ритуальное действие, при-меняемое в целях защиты от нечистой силы, болезней, града. Рассматривать его следует в рамках  магической  практики  переворачивания  предметов,  т.  е.  действий  наоборот,  со-вершаемых    в    охранительных,    останавливающих или вредоносных целях. В медицин-ской  магии  переворачивание  сверху  вниз использовалось  для  остановки  болезни.

Следующим  способом  было  употребление  чародейных  трав,  собранных  в  подходящее    для    этого    (праздничное)    время (внародной  медицине  всех  славян  широко применяются  лекарственные  травы,  отвары и настои из них, причем травы часто имеют то  же  название,  что  и  болезнь:  например, украинское  «страшовник»,  русское  «черто-полох»: Затри  дня  до  Купалы  собирают  всякие целебные  травы.  От  сполоха  –переко-лошная трава.  Траву  на  ночь  положить вголову  больному  так,  чтобы  он  не  заме-тил.  Если  его  мучит  бессонница,  значит, средство  начинает  помогать.  Тогда  этой травой напоить больного. Сцелью    причинения    вреда    недугу употреблялись  также  исключительно  вербальные  средства,  заменяющие  реальные, уничтожающие  болезнь  действия.  Распространенным  способом  вербального  уничто-жения  испуга  является  использование  пер-формативных  глаголов,  обозначающих  сечение,  сжигание  ит.п.:Раба  Божья  Анна урабы  Божьей  Ирины  стягаю-махаю  испо-лох  из  рук,  из  ног,  из  ребячьего  сердца,  из буйной  головы,  из  ясных  очей,  из  могучих плечей, из печени..; Секу-пересекаю,  раба  Божья  Ивана  исполох  ожигаю. От резвых ног, от белых рук....

Иногда    вместе    с    перформативными выражениями  со  значением  причинения вреда  болезни  используются  перформати-вы,  обозначающее  еe  изгнание: Секу-высе-каю,  гоню-выгоняю  прикосы,  уроки,  испо-лох,  родимец  –из  буйной  головы,  из  ясных очей,  из  черных  бровей,  из  раба  Божьего (имя),  из  белого  тела,  из  ретивого  сердца, из  черных  печеней,  из  подпятного  жилья, из горючей крови. Аминь; Секу-посекаю,  гоню-выгоняю  из  рабы  Божьей Агафьи уроки, прикосы, переполохи: из рук, из ног...

Кажется,  что  здесь  речь  идет  о  каком-то  колючем растении,  какие  часто  применялись  при  лечении  детских болезней.  Популярность  растений  такого  типа  основыва-лась  на  убеждении,  что  подобное  действует  на  подобное: колотье изгоняется колючими растениями,–а также на ве-ре, что при помощи таких растений можно прогнать или ис-пугать  недуг.  Детский  испуг  лечили  окуриванием  колючими растениями  (чертополохом,  шиповником  и  др.).  Растения прикладывали к ногам, рукам, к голове в качестве компрес-сов,    также    прикладывали    свежеистолченные    листья кранам, ушибам, чирьям, порезам; ставили ветки деревьев около  постели  больного,  полагая,  что  растение  берет насебя температуру больного.

Malfetto

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 46
  • Репутация: 19
  • Malfetto
    • Share Post
ОТСЫЛКА БОЛЕЗНИ
Стратегия  отсылки  болезни  и  вообще любой вредоносной силы так же, как и унич-тожение, представляет собой универсальную лечебную  стратегию.  Конструкция  отсылки состоит из императива глагола со значением «идти»  и  указания    места,    куда  болезнь должна отправиться. Пространством, в кото-рое  отсылается  испуг,  является  место,  из  ко-торого  он  пришел,  т.е.  испуг  отсылается кисточнику:
"Отколь  пришли,  туда  и  поди-те. Три раза. С ветру пришли, на ветер подите,  с  народу  пришли,  на  парод  подите, слесу  пришли,  на  лес  подите!".

Кроме  того,  отсылается  он  далеко,  в  тот  нечеловеческий  мир,  где  нет  живых  существ, где только поле, лес, болото: Поди в сине море,  в  чисто  поле,  там  старой  дуб  стоит...  По  примерам  видно,  что  испуг отсылается  также  на  деревья  (берёзу  и  оси-ну),  которые являются лишь «остановкой» на пути болезни в тот свет: "Лохи вы, блохи, высполохи!  Куда  вы  пошли  к  рабу  Божью (имя) младенцу ...  у раба  Божья  у  младенца (имя) нет вам ни воды и ни земли, ни гнезда и  не  места.  Пойдите  вы  в  чисто  поле,  под белу  березу,  под  гнилую  колоду.  Там  вам  и вода, и земля, и гнездо, и место всегда, ныне и  во  веки  веков.  Аминь"; "Охи-исполохи,  охи  исполохи,  нет  вам  места ураба Божия (имя), есть вам место в тем-ных  лесах,  вдремучих  борах,  в  зыбучих  болотах, в пенье, в коренье, в осиновом листе, в темном туеске".

ПРОСЬБЫ К ПОМОЩНИКАМ
В  функции  помощника  при  лечении испуга  чаще  всего  выступала  вода,  являю-щаяся  в  народных  представлениях  средст-вом  магического  очищения.  К  ней  обращались с просьбой о том, чтобы смыла болезнь и  тем  самым  освободила  больного  от  стра-даний.  Проявляется  здесь  символика  воды, связанная  с  ее  природными  свойствами: свежестью,    прозрачностью,    способностью очищать. В обращении отражается персони-фицированный  образ  воды,  наделенный положительными  эпитетами:

Вода  ты,  вода, дорога ты вода, как ты, вода, с крутых берегов смываешь чернить-сквернить (слово  обозначает  что-то  нечистое  в  духовном, переносном смысле: чернить –марать, грязнить,  пачкать;  cквернить,  скверна  –мерзость,  гадость,  все  гнусное,  противное, отвратительное,  непотребное,  что  мерзить плотски и духовно; нечистота, грязь,так  с  рабы  Божьей  (имя) смой  сполошью  (сполохи)  тоску  с  белого лица,  исполох,  кручинушку,  исторопь  из ясных  очей,  из  черных  бровей,  с  ретивого сердца; Вода-водица,  раба-рабица,  как  ты  моешь-полощешь  желты пески,  круты  бережки,  так  смой,  сполощи с  раба  Божьего  (имя)  уроки,  прикосы,  все переполохи.

Мотив  смывания  испуга  наблюдается также  в  формулах,  адресованных  другим посредникам  –царям,  к  которым  обраща-лись  с  просьбой  о  предоставление  нужной для  лечения  воды  (О.  А.  Черепанова  определяет  персонажей  такого  типа  –вместе с богами  –как  «повелителей  высшего  ранга».  Исследовательница  замечает,  что  они характерны  для  Русского  Севера  и  появляются  чаще  всего  в  заговорах.  Причину  их появления  следует  видеть  в  совмещении христианского монотеизма  с языческим по-литеизмом.  Обычно  эти  персонажи  не  имеют  полной  этнографической  характеристики  и  воспринимаются  как  номинативные.

Персонажи,  именуемые  царями,  занимают промежуточное  положение  между  богами, правителями  и  духами-хозяевами.  К  богам они  приближаются  по  своей  мифологиче-ской  функции:  к  царям  обращаются  за прощением,  благословением,  помощью: Заговаривают  пуганых  младенцев.  Берут  из  колодца  воду  сдевяти  кругов. Круги  делают  по  ходу  солнца (по  ходу солнца,  слева  направо,  т.  е.  на  восток.  Согласно  народным  поверьям,  только  такое направление  является  правильным:  правая сторона,  восток  считаются  положительными. При  этом  приговаривают:  "Царь  Земляной,  Царь  Водяной,  дай  мне воды не для мудрости, не для хитрости, для раба  Божья  младенца  (имя)".  Повторяют три  раза. 

Воду  ту  берут,  хранят  в  прохладном месте  три дня.  Младенцу  –смачивают  его  темечко,  сердце,  пятки.  Каждый день  поят  этой  водой. На  помощь  призывается  также  Иоанн  (Иван) Креститель.  Слова,  направленные  ему,  сочетаются  с  манипуляцией  одеждой: Иван Креститель,  святой  помогитель,  помоги и  пособи  смыть  рабе  Божьей  (имя)  прикосы, уроки, ночны исполохи. Сгоголя –вода, с  камня  –ручья,  заячий  снег  семидесяти жил,    семидесяти    суставов.    Собирайся водну  жилу,  в  один  сустав,  скорбь  и  болезнь.  Во  имя  отца  <...>

Молченой  водой намой. В какой рубахе заболел –не снимай. В  байну  пойдешь  –эту  рубаху  намочи иноговори, а потом наговори с рубахи. Среди  других  живых  существ  упоми-наются  также  животные  –щука  (в  народе щука  считается  грозной,  опасной  рыбой (скрепкими  зубами).  Указывают  на  это  по-словицы: Щука  умерла,  да  зубы  остались. На  то  и  щука  в  море,  чтобы  карась  не дремал. Согласно  поверьям,  щука  имеет связи  с  нечистой  силой. 

Рыба  в  роли  помощника  призывается  в  эпических  текстах  наряду  с  мотивом  встречи  в  пути: Стану  я  ... пойду,  перекрестясь,  из  избы  дверьми,  со двора воротами, в чисто поле под восточну  сторону.  Есть  сине  море,  в  синем  море есть черно море, в черном море есть щука Ковура.    Живет-поживает,    жрет-пожирает  морскую  гадину,  всяку  хламину.  По-молюсь  и  покорюсь  щуке  Ковуре  –медны глаза,  железны  зубы,  кованый  нос,  булатны щёки (булат –азиатская узорочная сталь на лучшие ружейные стволы.

В    русском    фольклоре    соответствующий эпитет  появляется  часто  и  символизирует твердость,  силу  предмета:  булатный  топор, булатные  зубы). Приди  ты  к  рабе  Божьей младенцу  (имя)  по  утру  рано,  по  вечеру поздно,  среди  дня  белого,  среди  ночи  тем-ные, с ясни(?) пожори (пожри) поязвы, уроки,  притчи,  прикосы,  здроги,  переполохи ешь –выедай, грызи  –выгрызай (из?) пят, из  подпят,  колен,  из  подколен,  из  подколенных  жил,  из  рук,  из...; Встану  я  ...  В  синем  море  есть  серый  камень,  под  этим  серым  камнем  есть  белая рыба щука. У  щуки  зубы медны,  глаза оловяны. Спивает-съедает с серого камня мох и  траву.  Съедай  и  спивай  с  рабы  Божьей Нади  всю  худобу,  уроки,  призоры,  всяки уроки, прикосы, исполохи и испорчи, всякие говоры,  всякие  думы,  всякие  завидости, всякие ненавидости.

Среди  анализируемых  текстов  находим также  эпические заговоры  (эпические  заго-воры  характерны  для  Северной  России. Им посвятила свои исследования С. И. Дмитрева, выделившая  три  основных  типа  таких  заговоров,  которые не содержат просьб, но всё-таки именно сакральный или мифический помощник является здесь главным  агенсом,  меняющим  действительность. В  заговоре  описывается  конкретная ситуация,  происходящая  в мифическом  центре.  Цельпроизнесения  текста  заключается в  перенесении  описываемой  ситуации в  реальность.  П.Караман  такую  тактику  воз-действия  словом  определил  так:  «выдача желаемого  за  действительное». Водном  из  текстов  приводится  описание встречи  сил  добрых  и  злых  в  мифическом центре  (мотив  встречи  в  пути  популярен  в польских  лечебных  заговорах,  особенно  ко-гда  болезнь  можно  предупредить  и  не  допустить  ее  контакта  с  человеком.  Болезнь  нельзя  приостановить, ее  надо  уничтожить  –и  делают  это  помощники. 

Роль  агенса  разделяется  между  помощником,  уничтожающим  болезнь  с  помощью  слова,  и  заговаривающим,  который действует сам, употребляя перформативные глаголы, и одновременно угрожает болезни, говоря, что ей навредят евангелисты (угроза часто  употребляется в  заговорах, она  считается  более  действенным  (по  сравнению,  на-пример,  с  просьбой)  способом  вербального действия:Из  темных  лес, из  быстрых  рек,  из  гремучих  ручей  идет красная  девица  Мамерычна.  Навстречу  ей ополохи-переполохи.  Все  нечистые  духи, лесные  вы,  и  водяные,  и  ночные  вы,  и  денные,  –распроговорила  красная  девица  –иду,  отсылаю  от  рабы  Божьей  (имя)  ополохи-переполохи.  Все  нечистые  духи,  вы пойдите  из  избы  дымом,  а  из  двора  вет-ром,  а  на  улку  –под  щепу,  в  чисто  поле  –под  траву,  в  темный  лес  –под  смолливый пень. Хоть вы не пойдите и не послушайся, пошлю  я  со  всех  четырех  сторон  два  анге-листа. Они будут громом бить, убивать и молнией  палить,  выпаливать.  Начисто делати,  как  мать  родила.  Будьте,  мои слова, с исполна. На ветоху, на молоду, на перекрое месячу. Аминь.

Malfetto

  • Участник
  • *
  • Сообщений: 46
  • Репутация: 19
  • Malfetto
    • Share Post
ОБРАЗЕЦ ДЕЙСТВИЯ ИЛИ СОСТОЯНИЯ
Надежным  способом  лечения  детского испуга  является  также  использование  кратких  магических  конструкций,  основанных на  сравнении.  В  них  прослеживаются  отголоски  симпатической  магии,  очень  популярные  в  заговорах  разных  функциональных групп (этот вид колдовства основывает-ся  на  представлении,  будто  бы  предметы, сходные по внешнему виду (магия подобия) либо  побывавшие  в  непосредственном  кон-такте    (магия    контакта),    образуют    друг сдругом  сверхъестественную,  магическую связь. В  двухсложных  сравнительных высказываниях отражается правильное    положение    вещей    в    мире, исих  помощью  побуждаются  желаемые явления. 

Д. Айдачич  замечает:  «...двух-сложные  магические  высказывания  ис-пользуют  законченные  картины,  которые предполагают,  но  не  представляют  процессуальности,  описывая  только  законченную  картину  совершенного  действия <...>  Двухсложные  формулы  в  основном безличные, чаще всего они не направлены ксуществу,  от  которого  ожидают  исполнения  желаемого  <...> 

Магические  двухсложные  высказывания,  по  народным  верованиям,  обеспечивают  прямое  влияние человека,  который  произносит  высказывание,  на  высшие  силы». Взаговорах против детского испуга всравнительных  конструкциях  призывались  неодушевленные  объекты,  не  имеющие  возможности  чувствовать: Как  на ложках  вода  не  держится,  так  на  рабе Божьем  (имя)  испуг  чтоб  не  держался. Проведенное  исследование  позволило сформулировать  несколько  общих  соображений, касающихся происхождения детско-го    испуга    и    способов    борьбы    с    ним.

В народных  представлениях  и  во  многих первобытных  культурах  здоровье  человека не  зависит  от  сил  и  функций  организма,  так как  первобытный  человек  не  имеет  о  них никакого понятия. Он убежден в том, что родился как некая стойкая мощь, которая –если  бы  не  вредили  ему  плохие  колдуны,  насылающие  болезни  –жила  бы  бесконечно. Согласно народным поверьям, болезнь  –это отдельное,  независимое  существо,  которое живет в своем мире итолько иногда как незваный гость приходит к  человеку.  Болезни понимаются    как    демоны,    выступающие преимущественно  вантропоморфном  виде, чаще  всего  –вженском  облике,  реже  –в мужском    или    неопределенном    (некто).

Болезни  угрожают  человеку,  но  их  можно предупредить.  С этой  целью  используются разные  охранительные  меры  (профилактика). Вслучае, когда болезнь уже находится в человеке,  завладела  им,  надо  восстановить первоначальный  порядок,  надо  избавиться от  недуга.  Для  этого  человеку  необходимо войти  в  контакт  с  существом,  вторгшимся  в его пространство, и  с помощью разных  спо-собов  лечения  устранить  постороннее.  Об-щение  человека  с  болезнетворными  демо-нами  происходит  как  на  вербальном,  так  и на  акциональном  уровне.  Исследованный материал показывает, что при  лечении  дет-ского  испуга  использовались  разные  лечеб-ные  практики.  Терапия  основывалась  на приеме  субституции,  т.е.  передачи  болезни другому предмету с последующим его унич-тожением,  а  также  на  устранении  болезни спомощью  магических  действий,  приме-няемых  вместе  с  перформативными  выра-жениями.  Народ  считал,  что  не  менее  дей-ственнымспособом были просьбыкпомощникам (к воде, животным, царям) и обращение  к  самому  недугу  с  призывом отойти (отсылка, изгнание).

© Й. Рыбарчык.