Новости: 🔔 Акция от Элины Зорич. Магическое послание ангелов 🔔

  • 31 Март 2020, 12:09:19


Автор Тема: Обмененные и проклятые дети  (Прочитано 87 раз)

Фрау Марта

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 490
  • Репутация: 477
  • Фрау Марта Фрау Марта
    • Share Post
Обмененные и проклятые дети
« : 03 Февраль 2020, 11:08:04 »
Тому, кто заслужил родительское проклятие — совершил серьезное прегрешение против родителей (чаще всего против матери): ударил, оскорбил, не выполнил приказания, — прямой путь в «заложные» покойники. По одним представлениям, проклятый сразу же после произнесения проклятья умирает, по другим — продолжает жить, как обычные люди, а сила проклятия проявляется уже после смерти. Но и в том, и в другом случаях земля не принимает его тело, оно не тлеет, и проклятый обречен мучиться в могиле. Снять проклятие и освободить несчастного от участи «заложного» покойника мог только тот родитель, который его проклял (если к этому времени он был еще жив).

Проклятые поступают в распоряжение нечистой силы, а часто и сами становятся демонами — лешими, водяными, домовыми, русалками. В народе нередко говорят, что вся эта нечисть — обыкновенные «бывалошние» (т. е. древние) люди, когда-то проклятые своими родителями и вынужденные существовать с тяготеющим над ними проклятием. Они обречены пребывать на земле и живут в озерах, болотах, лесных чащах — на границе между миром живых и мертвых. Считается, что они строят себе жилища, заводят семьи и вообще ведут жизнь, похожую на человеческую, но не могут вступать в общение с живыми и зачастую относятся к ним очень враждебно. Рассказывают, например, будто проклятые по ночам выходят на дорогу и предлагают прохожим подвезти их на лошадях. Кто на это согласится, навсегда останется у них. Проклятых можно отличить по тому, что их одежда всегда запахнута на левую сторону. А кое-где на Русском Севере рассказывают и об особых демонах, например, о колокольном мане — мертвеце из проклятых, что сидит по ночам на колокольне в белом или красном колпаке и разрывает на части тех, кто рискнет ночью к нему сунуться.

Однако проклятым мог оказаться не только тот, кто совершил какой-либо серьезный проступок, но и тот, кого мать по неосторожности, в минуту раздражения выбранила, например, сказала: «Понеси тебя леший», «Леший бы тебя взял» или «Иди ты к черту». Все дело в том, что в сутках бывает такая минута или такой час, когда брань исполняется и ребенок действительно оказывается собственностью лешего или черта. Какой час хороший, а какой плохой, не знает никто, и поэтому нужно быть очень осторожным в выражениях и не забывать приговаривать: «В добрый час молвить (или сделать)». Ребенка, обруганного матерью в «злую» минуту, тотчас подхватывает нечистая сила и уносит в потусторонний мир. И он оказывается в бане, если его схватил банник, или в лесу, на высоком дереве, если это был леший, или где-нибудь в канаве, яме, на перекрестке, если это был черт. О проклятых детях, унесенных нечистой силой существует множество быличек


Обратная ссылка: https://mooncatmagic.com/forum/index.php?topic=2038.0

Фрау Марта

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 490
  • Репутация: 477
  • Фрау Марта Фрау Марта
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #1 : 03 Февраль 2020, 11:09:09 »
Нельзя детей ругать. Настоящая мать так не скажет, а если скажет, так потом сама намучается. Скажет: «Понеси тебя леший!» — леший и понесет. Ребенок должен домой прийти, а его не видать. Потом пойдут искать людей, которые знаются с лесным, чтобы отыскать ребенка. Были такие случаи. Девушка в лес ушла по ягоды с подругами, подруги-то пришли, а девушка осталась в лесу ягоды собирать. А мать-то в это время и заругалась, чтобы ее леший унес. Ну вот ее леший и унес. Сама потом девушка рассказывала, что со старушкой шла (а это леший старушкой обернулся). «Что, — спрашивает старушка, — устала? Так не садись, пойдем.» Потом что-то затрещало, ветер повеял, в лесу ужасная темень, ничего не видно. Старушка эта потерялась, она не знает, куда идти. Стала глядеть — на тропинку ее вывела старушка. Тропинка довела ее до реки, перешла она мост и вышла к деревне. Так эта старушка — лесной был. Он всякий вид может принимать. Может и мужчиной быть и женщиной. А у других, я слыхала, дедушка вел.

Я слышала от мамы, семья тут была одна, там девочка такая, маленькая была. А мать на нее заругалась: «Понеси тебя леший!» Девочка пропала. Всей деревней ходили, искали. Не могли нейти девку. Потом матери говорят: «Что-то надо снести, чтобы задобрить хозяина лесного». И мать яйца носила. Так потом нашли девочку — сидит, посажена на пенек. «А меня, — говорит, — дедушка вел. Говорит: «Иди сюда!» Говорят, что если леший яйца возьмет, значит, отпустит, а не возьмет — не отпустит. Мать пришла, видит: яйца взяты, а девочка на пень посажена.

Такой ребенок уже не может сам вернуться домой, потому что он оказывается вне пределов человеческого мира, не будучи умершим, он вынужден существовать в «том» мире и по законам «того» мира. Даже если он скитается где-то совсем рядом с домом, он все равно не может к нему приблизиться; даже если он видит живых людей и слышит их голоса, он не способен окликнуть их, потому что от мира живых его отделяет невидимая граница. В преданиях нередко рассказывается, что унесенный нечистой силой ребенок попадает в такое место, где встречается с умершими родственниками, то есть в загробный мир.

"Зеленцовы жили, Сергей проклятый у них был. Он парень еще молодой был, годов пятнадцать. И вот косят, а он пошел ягоды собирать. Вот мать его и поругала: «Побрали б тебя черти». Стали уходить, он шел, шел, а у колодца пропал. Пришли домой, а его нет, мать забегала по деревне. А надо, чтобы ходил искать крестный. Дожили до утра, собрались и пошли искать. Видят его, только начнут подходить, а его нет. И на лошадях догоняли — никак. Пошли к бабе-колдушке. Она и сказала крестному, чтобы он домой шел, не оборачивался. Пошел он домой, сидит, дожидает. Потом мальчик пришел. Стоит и не говорит. Крестный и нацепил крест на него. Крестный говорит:

— Посиди, Сереженька, отдохни.

А он:

— А меня дожидают дедушка и бабушка. Я как из поля пошел, так туман поднялся, я там вместе с дедушкой и бабушкой ходил.

А дедушка и бабушка померли давно. Кто ему привиделся — кто его знает.

Проклятые дети крадут из домов еду и вещи, оставленные без крестного знамения, или же питаются тем, что им приносят похитители. Впрочем, часто можно услышать, что в «том» мире нельзя есть ничего, ни одной ягодки, иначе уже никогда не вернешься домой".

Унесенные нечистой силой дети не знают покоя, они носятся в вихре, черти таскают их с елки на елку, леший водит за руку с места на место или носит на плечах. Поэтому они всегда измученные, исхудалые, оборванные. Увидеть их можно в бурю, грозу, непогоду — они мечутся под дождем по дорогам.

"Родители тебе скажут: «Понеси тебя там…» Проклянут. Ну, так уйдешь, да и все. Будешь шататься по белому свету. Все говорят, когда вот дожди, так бегают проклятые. Если кто проклят, он бежит, бегает хоть по лесу, хоть куда, по деревням — везде. Не останавливается, не пьет, не ест.

Во время войны мы шли домой с одной девушкой. Ветер, гроза такая началась… Идем — дождик, темно… А вдруг мимо нас вот так пробежала женщина. Волосы-то черные, распущенные, да босиком, в сарафане. Вот это, говорят, в худую погоду проклятые и бегают. Мытари, все говорят, вот эти ходят. Они не попадают ни в рай, ни в ад. Вот не берут их ни в ад, ни в рай. И они, мытари, говорят, и пугают ходят. Это все отпугивается молитвами и крестами".

Проклятый ребенок навсегда останется во власти нечистой силы, если родители не примут срочных мер к его спасению. Вернуть его к живым чрезвычайно трудно — во-первых, его не пускает нечистая сила, а во-вторых, он сам уже становится частью «того» мира и не хочет возвращаться. Причем очень часто такого ребенка находят чужие — родные его просто не видят. Для того чтобы помешать нечистой силе унести ребенка из человеческого мира, необходимо три раза обойти с иконой вокруг деревни — тогда нечистый отпустит ребенка. Это не так-то просто — ведь демоны сделают все, чтобы помешать: поднимут вихрь, в лицо идущему с иконой будут хлестать ветви деревьев. Но если ему все же удалось трижды обойти вокруг деревни, то, возвращаясь назад, он не должен оборачиваться, в противном случае все труды пропадут даром . После этого ребенка вновь можно будет видеть, и тогда надо как можно быстрее надеть на него крест и обвязать его поясом. Если успеть сделать это вовремя, нечистая сила уже не сможет подступиться к ребенку, и он будет спасен.

Фрау Марта

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 490
  • Репутация: 477
  • Фрау Марта Фрау Марта
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #2 : 03 Февраль 2020, 11:10:21 »
Мама мне рассказывала. Девка у них в деревне была проклятая. Как мать проклянет, попадает такой момент, дочь делается как слабая умом, и ее подхватывают черти, по лесу носят. Бегает по лесу днем, черти ее гоняют, а ночью приводят домой. Мать стала ходить в церковь, Бога молить. И вот в одну ночь девушку пригоняют домой, а матери подсказали, чтобы в эту ночь она читала молитвы, крестила двери и окна и говорила: «Аминь». Слышит мать: кто-то топочет. Она стала читать молитву, а дочь на печке сидит. Мать взяла пояс, крест и полезла к ней на печку, а она кусает мать. Та надела крестик, поясом обвязала, и дочь уснула. И все, больше не убегала.

Проклятую девушку может спасти тот, кто на ней женится. Об этом существует множество поверий и быличек.

"Стали ребята спорить — кто осмелится пойти ночью в баню. Вот один другому говорит:

— Принеси мне камень из бани.

— Ставь четверть вина — притащу.

Вот пошел парень в баню, только руку за камнем протянул — женская рука его за руку схватила.

Взяла и говорит:

— Возьмешь меня замуж — так дам тебе камень.

Ну, он испугался, согласился, сказал свое имя. Принес камень, а сам домой пошел. Согласье дал, а сам боится — что мать-то скажет.

Вот вечером какая-то девушка пришла, под окошком повертелась и ушла. И на следующий вечер приходит, имя его называет и говорит:

— Ты что же, Миша, посулился… Мне уж двадцать лет, а я ведь до сих пор нагишом хожу. Мне стыдно. Я же проклятая, я же по баням живу… А мылась в речке. Давай, бери меня замуж.

Ну, мать его и говорит:

— Ладно, доченька, иди, завтра придем к тебе.

Вот они вечером священника позвали, он ризу взял. Приходят в баню. А она там стоит нагишом. Священник ризой накрыл ее. И привели ее домой. Свадьбу сыграли. Сын родился, дочь родилась, все на крестины собираются. А муж ей и говорит:

— У всех родня есть, а нам некого с твоей стороны на крестины позвать.

А она ему:

— И у меня есть родня, собирайся, поехали.

Приезжают в село, заходят в избу, а там ее мать сидит, люльку с ребенком качает. Дочь ей говорит:

— Ты что, мама, полено-то качаешь?

Взяла «ребенка» и бросила через окно, а вместо ребенка — полено обугленное. Это банник подменил, когда мать ее прокляла. Мать-то обрадовалась, что дочь живая.

А вот еще одна.

Был однажды бедный парень, никто по его бедности за него замуж идти не хотел. Вот он идет однажды по дороге и думает: «Хоть бы бес мне невесту дал». И тут же слышит бесовский голос: «Приходи вечером на гумно, я тебе любую дам».

Пришел парень домой, рассказал все матери, а она ему говорит:

— Иди, только возьми с собой крест и пояс. Надень на нее и иди, не оглядывайся. Нарядных, красивых не выбирай — это тоже черти, а выбирай из оборванных.

Вот пришел парень на гумно, бес к нему и выскакивает. А впереди идут девушки красивые и нарядные. Бес ему говорит:

— Выбирай, выбирай!

— Погоди.

А сзади стоят проклятые девушки, загнанные да измученные. Вот он последнюю-то и схватил, крест надел и пояс. Сзади кто-то заорал. Привел он ее к матери, та ее одела, вымыла. Утром объявили о свадьбе. А ее родители, которые ее прокляли, в этой же деревне жили, магазин держали. Пошли парень с девушкой к ее отцу, она ему: «Так и так». И день назвала, когда мать ее прокляла. Отец признал ее, ведь она ему все верно сказала.

Нечистая сила и сама стремится завладеть детьми и может легко подменить некрещеного младенца, оставив вместо него своего ребенка — обжорливого, глупого, грязного и уродливого. Вот почему новорожденного до крестин (по другим правилам, в течение первых шести недель) нельзя оставлять одного в доме, и тем более носить в баню или в поле. Чаще всего детей подменивают черт, банник, леший или русалка. Обменыш не растет, не учится ходить, а все время сидит в люльке и просит есть. Чтобы вернуть своего ребенка, обменыша необходимо вынести во двор и колотить его колючими ветками, не обращая внимания на крики. Тогда явится его истинный родитель, скажет: «Я с твоим ребенком хорошо обращаюсь, а ты моего бьешь. На тебе твоего ребенка и отдай мне моего», — швырнет матери ее ребенка, а своего заберет.

Забрав человеческое дитя, леший или черт могут вместо него мог подложить в колыбель и просто березовое полено либо старый веник, а родителям будет казаться, что это их ребенок. Обман может разоблачить только посторонний, и он должен немедленно ударить по венику или полену топором. Тогда чары рассыплются, и родители поймут, что нянчили полено, но спасти ребенка в подобных случаях не всегда удается [139].

К обмененным детям относятся и так называемые присыпуши — дети, «приспанные» своими матерями, то есть задавленные ими во время сна. Такое не было редкостью, так как в тесной крестьянской избе мать укладывала маленького ребенка к себе в кровать. Невольно убить собственного ребенка считалось величайшим грехом, еще и потому что несчастный тут же попадал во власть нечистой силы и его душа лишалась царствия небесного. Чтобы избавить свое дитя от страшной участи, мать, с согласия священника, должна была в течение трех ночей отчитывать его в церкви молитвами. А нечистая сила всячески старалась помешать ей, пугала ее страшными криками, шумом, безобразными видениями. Вот как об этом рассказывает быличка:

Лишь только наступила ночь и женщина, оставшись одна, встала на молитву, в церкви начались разные ужасы. Позади нее послышался хохот и свист, топанье, пляски, через которые временами доносился детский плач. Раздавались бесовские голоса: «Оглянись — отдам тебе ребенка». Но оглядываться нельзя. Оглянуться — значит навеки погубить и себя и ребенка. Его разорвут черти на части. Женщина выдержала искушение, и к концу первой ночи она на минуту увидела своего ребенка совершенно черным. Во вторую ночь происходило то же самое, но женщинаы сквозь бесовские голоса слышала голос своего ребенка: «Молись, молись!» Во вторую ночь после крика петуха ребенок показался наполовину белым. Третья ночь — самая страшная — бесы кричат и пищат детскими голосами, умоляя взять их на руки, но сквозь эти крики раздается голос ее ребенка: «Молись, молись, скоро замолишь». Как только раздался крик петуха, ребенок оказался у ног своей матери, совершенно белый, мертвый, но избавленный от страшной участи превратиться в нечистую силу.

©

Фрау Марта

  • Старожил
  • ****
  • Сообщений: 490
  • Репутация: 477
  • Фрау Марта Фрау Марта
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #3 : 03 Февраль 2020, 12:03:59 »
Дети некрещеные

Не находящими успокоения на «том» свете, а значит, опасными покойниками считались в народе и погибшие дети — мертворожденные, загубленные матерями или просто умершие нескольких дней от роду. В языческую эпоху их смерть считалась такой же «неправильной», «нечистой», как и смерть самоубийц, потому что они не успели прожить предназначенного им срока. После принятия христианства важным стало другое — они не дожили до крещения, и значит, их души не попадут в рай, не получат христианского спасения, а навеки останутся во власти нечистой силы и сами станут демонами. На Украине таких детей называют потерчата (это слово, вероятно, родственно глаголу потерять ) или страччуки (от украинского глагола стратити — «утратить»); на Руси — игоши, ичетики . На Руси и в Белоруссии верили, что после смерти они становятся кикиморами (см. ниже), на Украине — мавками .

Детей, умерших некрещеными, еще в начале XX века не хоронили на общем кладбище по христианскому обряду — это считалось грехом, и в способах их захоронения сохранялись многие языческие черты. Таких детей хоронили, например, под полом дома — ведь в понимании язычников живые и мертвые члены семьи остаются единым родом и всегда должны быть вместе, на общем родовом пространстве [128]. Или под деревьями — ведь деревья и дают пристанище душам умерших, и могут стать воплощением души [129]. Некрещеных детей, как и остальных «заложных» покойников, часто хоронили на перекрестках дорог и в болотах.

Души неприкаянных детей летают близ своих могил или просто носятся в воздухе, принимая вид вихря либо птиц, и жалобно кричат, требуя окрестить их. Чаще всего их крики можно слышать перед грозой, бурей, вообще — непогодой. Тот, кто услышит мольбы несчастных, должен снять с себя что-нибудь из одежды, в крайнем случае оторвать рукав или кусок подола, бросить туда, откуда несется крик, перекрестить его и произнести: «Если ты пан, то будь Иван, а если ты панна, то будь Анна». Окрещенную таким образом душу ребенка примут на небо, в то блаженное место, где обитают безгрешные души крещеных детей.

Я шла по лесу и услышала, как среди бела дня три раза маленькое дитя запищало, так это то, что некрещеным умерло. Нужно взять какую-нибудь тряпочку да кинуть. Я кинула и говорю: «Як хлопец, так Иван, а как девочка — так Мария». Оно и не плакало больше.

У одного коммуниста — начальник был большой — умерла некрещеная дочка, шести годиков всего. Они ее хорошо так одели, во все беленькое. Похоронили. И снится ему потом ночью, что едет он около кладбища, а его дочка лазает по колючкам голенькая да босенькая. Он ей говорит:

— Что же ты голая да босая лазишь? Мы ведь тебя так хорошо одели!

А она:

— Ой, папа, погано мне.

И снится ему, и снится — раза три приснилась. Не мог он утерпеть и пошел к священнику. А священник дает ему три крестика:

— Выйдешь на дорогу и надень на трех встретившихся тебе детей.

Тот так и сделал. После этого ему снится: едет он мимо кладбища, а там стоит красивая гряда мака. Там и другие дети, и его дочка, вся в беленьком, кричит ему:

— Папа, папа, я вместе со всеми цветочки рву. — И все, больше не снилась.

Если же в течение семи лет несчастную душу никто не окрестит, то она навсегда переходит во власть дьявола и сама превращается в нечистую силу [130]. Такие души становятся опасными для живых людей, особенно для матерей с маленькими детьми. Выйдя на крик летающего в воздухе некрещеного младенца, женщина может заболеть и даже умереть. Особенно шалят они во время Святок, когда их отпускают из ада погулять. Они заходят в те дома, где не перекрещивают ни дверей, ни сундуков с одеждой, и забирают себе все, что понравится.

В некоторых местностях верили, что в зависимости от того, как погибли дети, из них получаются разные демоны. Например, на Русском Севере считали, что младенцы, загубленные матерями, становятся ичетками — маленькими мохнатенькими человечками, которые любят селиться в омутах и на мельницах и предвещают несчастье, производя звук, подобный хлопанью по воде бичом. Из тех детей, кто просто не дожил до крещения, получаются игоши — безрукие и безногие уродцы, проказничающие по ночам в домах.

«Выкрестить» некрещеного младенца и ввести его в царствие небесное или, по крайней мере, облегчить его участь можно на Троицкой неделе или в Семик, когда по традиции поминают всех умерших до крещения и мертворожденных детей. Для этого мать, у которой были такие дети, должна купить 12 крестиков (по числу апостолов) и раздать их чужим детям — апостолы помолятся, и 12 детских душ будет спасены. Накануне Троицы красили яйца в красный и желтый цвета и раздавали их детям в поминовение некрещеных душ, а также угощали соседских детей варениками, пампушками и прочими лакомствами. Для этой же цели приносили на перекрестки дорог сотовый мед, веря, что души ночью придут полакомиться и утром можно будет увидеть их следы на песке.

©

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1190
  • Репутация: 832
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #4 : 27 Февраль 2020, 18:16:11 »
Дети некрещеные — дети от рождения до крещения, считающиеся ритуально нечистыми, "не вполне людьми", принадлежащими еще "тому свету", из которого они пришли в мир живых.

Ребенок до крещения мог отождествляться с иноверцем: у русских он назывался иродом, у болгар — "еврейчиком", "поганым", а также именами животных, у сербов — "турком", "цыганенком".

Обращение с детьми некрещёными определялось рядом запретов и предписаний: такого ребенка нельзя целовать, выносить за пределы дома, показывать посторонним. Восточные славяне, болгары и поляки считали, что в доме, где есть дети некрещёные, должен ночью гореть свет, чтобы демоны (у русских — домовой, банник, леший, у западных украинцев — дикая баба, у поляков — богинка, карлики) не подменили ребенка и не подложили своего детеныша — безобразного и крикливого (см. Подменыш). Дети, умершие некрещеными, наряду с мертворожденными и загубленными своими матерями причисляются к "заложным" покойникам и переходят в разряд нечистой силы. Их закапывали на краю кладбища, за его оградой, под порогом или под полом дома, в саду под плодовыми деревьями, на перекрестках дорог, у болгар — хоронили голыми, на "чужом" кладбище и т.д.

Души детей некрещёных не попадают на небо и не знают успокоения, они летают близ своих могил или носятся в воздухе в виде вихря или птиц, особенно перед непогодой, и кричат, требуя окрестить их. Услышавший крик такой души должен бросить платок или какую-нибудь часть одежды на то место, где раздается крик, перекрестить его и произнести: "Если ты пан, то будь Иван, а если ты панна, то будь Анна". Часто детей некрещёных нарекали Адамом или Евой. Проходя мимо места, где похоронен такой ребенок, говорили: "Крест на мне и крест на земле, и крест на том ребенке, что некрещеный в земле". После этого душа ребенка считалась окрещенной и принималась на небо.

Если в течение семи лет душа такого ребенка не будет окрещена, то она переходит в собственность дьяволу и превращается в нечистую силу. Согласно общеславянским поверьям, из детей некрещёных происходят многие мифологические существа: вампир, дух обогатитель, русалка, русские кикиморы, ичетики — мелкие демоны, живущие в омутах и на мельницах в виде маленьких мохнатеньких человечков; русский игоша — домашний демон в виде безрукого и безногого урода, который проказничает по ночам. На Украине демоны, происходящие из Детей Некрещёных, называются потерчата, или стратчуки (от украинского глагола стратити — "утратить"). Западные славяне полагали, что души детей некрещёных становятся богинками, блуждающими огоньками, которые заводят человека в трясину и на бездорожье.

Души детей некрещёных опасны для живых людей, особенно для матерей, имеющих маленьких детей. Выйдя на крик летающего в воздухе некрещеного младенца, женщина могла заболеть или умереть. Согласно южнославянским поверьям, души детей некрещёных в виде птиц без перьев прилетают к дому, где есть новорожденный ребенок, и стараются навредить ему и родильнице: отнимают молоко, вызывают родильную горячку, бессонницу. Русские считали, что на святки дети некрещёные выходят из ада, забираются в те дома, где не перекрещивают двери, и забирают все, что хотят.

Спасти душу некрещеного ребенка или облегчить его участь можно поминовением на Троицкой неделе или в Семик — в четверг на седьмой неделе после Пасхи: в эти дни Детей Некрещёных можно "выкрестить". Женщина, у которой дети умирали до крещения, должна купить 12 крестиков и раздать их чужим детям. Верили, что за это 12 детских душ будет спасено по молитвам апостолов. Накануне Троицы красили яйца в красный и желтый цвет и раздавали их детям на помин некрещеных душ, а также угощали соседских детей варениками, пампушками и пр. Для этой же цели приносили на перекрестки дорог сотовый мед, веря, что ночью придут души детей некрещёных есть этот мед и что можно увидеть их следы на песке.

В народе полагали, что части тела детей некрещёных можно использовать в колдовстве: в России верили, что свеча из жира некрещеного младенца помогает ворам, на Украине и в Лужице для этой же цели использовали мизинец такого ребенка. Полагали также, что из тел детей некрещёных ведьмы готовят мазь для того, чтобы летать на шабаш.

Лит.:
Кабакова Г.И. Дети, умершие до крещения // Проблеми сучасной ареалогии. Киiв, 1994.
Услуги диагностики и обрядовой магии | Кабинет Элины Зорич | elinazorich@yandex.com

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1190
  • Репутация: 832
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #5 : 28 Февраль 2020, 11:57:56 »
Ичетик — злой дух из рода водяных и помощник их. Не обладает силою своего могучего сородича, да и сам помельче, хотя такой же зеленый, весь облепленный пиявками и водорослями, выплывает в сопровождении лягушек и водяных гадов. Любит играть в карты, пить бражку и пакостить по-мелкому: заливать посевы, смывать кладки, подмывать мосточки и крутые берега. Как и водяной, не упускает случая затянуть под воду ребенка или подвыпившего взрослого. Спит с Никиты осеннего (18 сентября) до Никиты вешнего (16 апреля).
Грушко Е.А., Медведев Ю.М. "Словарь славянской мифологии" — Русский купец, Братья славяне, 1996

По поверьям Вологодчины, ичетики — маленькие водяные существа, духи утопленных матерями младенцев. В Вятской губернии считали, что ичетики небольшие, мохнатые. Они обитают в омутах на мельницах и предвещают несчастья. О грядущих несчастьях ичетики возвещают звуками — как будто по воде хлопают хлыстом.
Марина Власова "Энциклопедия русских суеверий" — СПб.: Азбука, 2008 г

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1190
  • Репутация: 832
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #6 : 01 Март 2020, 12:33:03 »
Подменыши в европейском фольклоре - существа или предметы, которых духи оставляли вместо похищенных человеческих детей.

Описание
В средние века бытовало поверье, что духи или нечистая сила (эльфы,черти, тролли, лешие и т.п.) могут похитить некрещёного младенца. Похищенного ребёнка духи уносили в лес или под землю и воспитывали как одного из своего народа.

Подменок,  подмененная, подложная вещь; подменыш, человек или животное, подмененное другим,  или подставное лицо, подыменщик; более говорится  о  младенце,  по  какому-либо поводу тайно замененного другим. В.Даль.

Для того, чтобы родители не заметили пропажи, на месте ребёнка оставлялся подменыш. Это существо внешне выглядело как младенец, но при этом было всего-навсего куклой либо волшебным существом - иногда ребёнком, иногда взрослым небольшого размера. В разных сказках подменыш описывается по-разному. Иногда это просто деревянная колода, на которую наведены чары, заставляющие людей видеть в ней ребёнка. Иногда это полноценная копия человека, обладающая всем, кроме бессмертной души. В некоторых сказках рассказывается даже о выживших подменышах, которые достигли взрослого возраста, продолжая изображать людей. Но обычно подменыш, даже если его не раскрыть, «умирает» очень скоро после появления на свет.

В восточно-славянской традиции представления о подменыше распространены на Русском Севере, в северо-западных областях Белоруссии и в карпато-украинской зоне. У юж. славян подобные верования бытуют лишь в узком поясе северных паннон-ских областей (Банат, Славония, Словения).
В названиях подменыша отражен мотив «обмененного» или «подброшенного» ребенка: пол. odmieniec, odmianek, zamion, podrzuc, podciep; словац. premen, premenca, odmen; pyc. обмен, обменыш, обмененок, обмененыш; з.-укр. підміна, відміна, подмінок, обміна, одмінок; серб, подметак, подмене; хорв. podmece, podvrsce; словен. podmenek. Иногда в основе номинации лежит представление об умственной отсталости или неповоротливости подменыша (пол. bobak, gluptak ‘увалень’, ‘дурачок’) либо, наоборот, о его сверхзнании (славон. mali vestac — ‘маленький вещун’).

Среди демонов, подменяющих детей, чаще всего упоминаются: рус. банник, обдериха, леший, домовик, гуменник, овинник, черт, колдун, обмениха, русалка, ведьма; русалка, мара, стрыга, чорт; з.-укр. лісова відьма, повітруля, богіня, стрига; чеш. poludnica, diva zena, bela baba; словац. striga; пол. boginka, mamuna, dziwozona, krasnoludki, diablica; серб, вила, вештица, fjaeo; хорв. vila, coprnica; словен. skopniak, vrag и др.

Причиной появления таких историй была высокая детская смертность в средние века. Родители умерших младенцев убеждали себя, что дело не в их дурной наследственности или пренебрежении своими обязанностями, а в том, что духи похитили их дитя и подсунули им пустую оболочку. Таким же образом объясняли поведение постоянно плачущего, капризного младенца, и существовало несколько способов избавиться от подменыша и вернуть родного ребёнка. Так, в одной сказке мать притворилась, что варит пиво в яичной скорлупе и заинтересовала подменыша, который выдал себя, воскликнув: "сколько лет живу, а никогда не видел, чтобы пиво в яичной скорлупе варили". Были и другие, более жестокие способы - подменыша нужно было отстегать крапивой, вынести на мороз или прижечь горячим, чтобы его родители сжалились и забрали своё дитя, вернув взамен человеческое.

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1190
  • Репутация: 832
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #7 : 01 Март 2020, 12:34:03 »
Подменыши в славянской мифологии
Мифологизированными образами, как и оборотни, в традиционной культуре являлись так называемые обменыши и подмененные. Обменышем называли ребенка нечистого духа, которым подменялось человеческое дитя. По народным представлениям, почти все нечистые духи - домовой, банник, обдериха, леший, черт - могли обменивать и похищать детей. Особенно опасными для младенцев считались банные хозяева - банник и обдериха, так как крестьянские женщины испокон веку рожали в бане, а также домовой, во владении которого - избе - грудные дети проводили большую часть времени. Нечистая сила могла подменить и ребенка постарше, если того, например, не перекрестили на ночь или, когда он чихнул, не сказали ему: «Будь здоров». По поверьям, нечистые духи забирали и детей, проклятых или обруганных матерью под горячую руку. При всех подобных обстоятельствах человеческие дети исчезали, а на их место нечистая сила нередко подкладывала своих - обменышей.
Крестьяне полагали, что обменыши отличаются от обычных детей. Чаще всего обменыш был уродлив, плохо рос, не говорил до семи лет и долго не обнаруживал признаков разума. По поверьям, у обменышей есть лишь одна голова без тела или в теле нет костей, но при этом они отличаются невероятной силой. Согласно мифологическим рассказам, обменный ребенок беспрерывно кричал и требовал еды; ежечасно он мог съедать по кринке молока и хлебу-житнику. В быличках обменыш нередко изображается в виде полена, чурки или головешки, обращенной нечистой силой в младенца. По народным поверьям, обменыши годами оставались в зыбке, ко времени совершеннолетия так и не приобретая навыков сидения, хождения, говорения и измучивая домочадцев своей прожорливостью и уходом за ними. Даже в случаях, когда обменыш вырастал, он отставал от сверстников по физическому и умственному развитию: был слабоумен, оставался немым или заикался. Часто также о подменышах говорили, что у них злобный и своенравный характер. Такие дети не слушались взрослых и приносили несчастье родителям. Некоторые рассказы повествуют о том, что обменыши живут недолго и стараются убежать в лес.

Если в семье ребенок отличался поведением от других детей - медленно рос, долго не научался ходить, много ел, поздно начинал говорить или вовсе не овладевал навыками речи, - то окружающие подозревали в нем обменыша. Такого ребенка показывали повитухе или знахарке, которая должна была «проверить» дитя. Подчас приемы «обследования» носили варварский характер. Так, в Пермской губернии ребенка на два-три часа помещали в печь, а на Вологодчине его клали под перевернутое вверх дном осиновое корыто, по которому рубили топором. Если при подобном испытании ребенок умирал или переставал двигаться, то считали, что это не человеческое дитя, а обменыш.

Кое-где у русских считали, что обменыш растет, ничем не отличаясь от обычных детей. В Вятской губернии полагали, что ребенок лешего, подкинутый людям вместо младенца, от рождения наделен магическим способностями. Он вырастает очень предприимчивым человеком и приносит достаток семье, но при этом он крайне мало находится дома. Такой обменыш старается умереть скоропостижно, чтобы избежать предсмертной исповеди и церковного напутствия. Поверья гласят о том, что после смерти обменыш становится еретиком, чье тело не принимает земля, и он не находит успокоения до тех пор, пока не разрушатся его кости.

В народе полагали, что крестьянские дети, подмененные нечистой силой, живут и воспитываются у домового или лешего. Особенно сильно мог навредить банник  ребенку, оставленному в бане без присмотра. Существовало поверье, что такого ребенка банник заменяет своим детенышем. Подменыш отличается уродливым внешним обликом и всегда кричит. В отличие от остальных детей он не растет и вовремя не начинает ходить. Обычно через несколько лет подменыши умирали, превращаясь в головешку или веник.

На Вологодчине считали, что леший посылает проклятых родителями детей в деревни раздувать пожары, а также похищать еду, которую хозяйки не успели или забыли благословить. В некоторых местностях верили, что проклятые живут в подполье дома или в водоемах. Дети-подпольники, по поверьям, иногда возвращаются, но чаще навсегда остаются у домовых. Девушки-подпольницы вырастают, выходят замуж и иногда, согласно мифологическим рассказам, навещают перед замужеством своих сестер, матерей и приглашают их посмотреть на свое житье. В одном из таких рассказов, записанном на Терском берегу Белого моря, многодетная мать с горя сулит одну из дочерей-двойняшек домовому-подполь-нику, и девочка моментально исчезает. Через семнадцать лет де-вушка-подпольница приходит к своей сестре и приглашает ее посмотреть на свою свадьбу. Сестра открывает вечером подпол и видит там ярко освещенную избу, множество гостей и красивого жениха. Невеста дарит сестре гостинец и просит закрыть подпол в полночь, после чего там все исчезает. В Олонецкой губернии полагали, что подпольников можно увидеть, встав на третью ступеньку лестницы в подполье, нагнувшись головой вниз и поглядев между ног. В Костромской губернии был записан мифологический рассказ о том, как несколько мужиков шли ночью около озера и увидали в воде девушку, нагую по грудь; она попросила у них нательный крест, чтобы выйти из озера, и объяснила: «Двадцать пять лет я в озере, проклятая отцом; а если не дадите мне креста, я опять уйду в озеро на двадцать пять лет». Мужики не дали креста, и сразу же она всколыхала озеро так, что земля задрожала, а они упали от испуга.

Чтобы вернуть свое дитя, а чужое возвратить нечистой силе, традицией предписывалось бить обменыша прутьями ольхи перед горящей печью. Для битья можно было использовать также освещенную вербу, а подходящим местом для побоев считались порог или мусорная куча. Тогда мать обменыша, услышав его крики, сжалится над своим чадом и заберет его, а украденного человеческого детеныша возвратит. Однако в народе говорят, что глаза родителей, которым нечистая сила подбросила обменыша, словно застилаются колдовской пеленой, и им не приходит в голову, что их ребенок пропал, а тот, что лежит в люльке, отличается от обычных младенцев. В связи с этим представлением во многих местах у русских, особенно на Русском Севере, широко распространены мифологические рассказы со следующим сюжетом: проклятая дочь унесена и воспитана лешим; когда она вырастает и достигает брачного возраста, ее находит деревенский парень и женится на ней; молодые приходят к родителям про. клятой, и, когда те не верят, что перед ними настоящая дочь, она со всего маху ударяет об пол голосящее существо, которое много лет пролежало в люльке. В результате обменыш оборачивается поленом. Выращенная нечистыми духами девушка, достигнув брачного возраста, может появиться возле любой нежилой постройки: и в бане, и в пустом доме, и около амбара. На такую девушку, согласно народным поверьям, надо накинуть крест, и тогда она навсегда останется среди людей.

Обстоятельства подмены детей
Считалось, что нечистая сила (преимущественно женские персонажи) стремится заполучить младенца сразу после его рождения либо в период до крещения (реже — в первый год жизни, в двух-трехлетнем возрасте). По поверьям юж. славян, подмена детей чаще случалась у тех матерей, которые не соблюдали запретов, предписанных беременным или роженицам в период первых сорока дней после родов, а также у женщин, которых во время беременности проклинали мужья (словен.). На Рус. Севере верили, что причиной подмены ребенка может стать родительское проклятье, когда мать в сердцах пошлет плачущего или непослушного ребенка к черту, к лешему и т. п. В польских поверьях похищение младенцев демонами объяснялось их стремлением заполучить душу человека, пока он мал и беззащитен. Подмена детей происходила, когда новорожденного оставляли без присмотра (в доме, бане, в поле во время жатвы и т. п.). Белорусы Гродненской губ. утверждали, что «чертицы» крадут «хороших (красивых) детей», поскольку «чертенята всегда уродливы и страшны».

По представлениям западных и восточных славян, подмена могла происходить еще в период беременности женщины — демоны якобы незаметно вынимали из чрева беременной плод, заменяя его веником, чуркой, головешкой, лягушкой, краюхой хлеба и т. п., а затем женщина в свое время рожала подменыша. Жители польского Подгалья верили, что «мамуны» способны в ночное время незаметно вынимать из лона беременных женщин зародыши внебрачных детей и заменять их на уродливых «обменьцев».

У русских случаи внезапной смерти грудных младенцев часто объяснялись похищением его нечистой силой: вместо здорового малыша утром мать обнаруживала мертвое тело, которое «не дохнет и слова не скажет». «Присланный» ребенок (т. е. по неосторожности задавленный во сне спящей рядом матерью) считался не умершим, а подмененным.

Согласно русским верованиям, черти уносят некрещеных младенцев, если их перед сном мать не перекрестит; если при чихании новорожденного никто не пожелает ему здоровья. Особую бдительность следовало проявлять в банях, где обычно роженицы проводили первые дни после родов. «Если эти меры предосторожности не будут приняты, то мать и не заметит, как за крышей зашумит сильный ветер, спустится нечистая сила и обменяет ребенка, положив под бок роженицы своего “лешачонка” или “обменыша”».

В Польше популярны былички о том, как пришедшая на жатву мать положила грудного младенца на меже; тем временем из ближайшего леса вышла «мамуна», подкралась к новорожденному, схватила его, а на его место положила своего ребенка. Как только она стала удаляться, подменыш начал громко орать. Несчастная мать пыталась было как-то успокоить П., но «знающий человек» запретил ей приближаться к нему и посоветовал всем продолжать жатву. Затаившаяся в лесу «мамуна» долго ждала, чтобы люди приняли ее надрывно кричащее дитя, однако, заметив, что никто к нему не подходит, не выдержала, вернулась за ним и отдала людям их младенца.

Подмена могла происходить незаметно для людей, однако распознать подменыша можно было по внешнему виду и особенностям поведения. Он отличался уродливым телосложением: непомерно большая голова и вздутый живот при тонких, слабых руках и ногах; оттопыренные уши; заросшее волосами тело; отмечалось преждевременное появление зубов либо двойной ряд зубов у годовалого ребенка; П. плохо рос, долгое время не умел ни ходить, ни говорить; не обнаруживал признаков ума, беспрестанно плакал, был капризным; мало ел либо, наоборот, был необычно прожорливым и ненасытным. По некоторым поверьям, у подменыша тело «без костей» (серб.); старческое, сморщенное лицо (пол., хорв.); кожа темного цвета (пол., серб.); голова вытянута вперед, как у рыбы (с.-рус.); на пальцах рук когти вместо ногтей (в.-пол.); подрастая, п. становится хмурым, молчаливым и неприветливым (пол.); отличается острым взглядом и колдовскими способностями (je халовито — серб.); обладает необычной физической силой, бывает силен, «как конь» (с.-рус.). По гуцульским верованьям, «обміня-ника мож по тім пізнати, що він не говорить кілька років, довго не ходить, цілком дурний, німий або сліпий».

Считалось, что подменыш (рус. лешее детище, чертово отродье) долго не живет, умирает в возрасте семи, девяти или пятнадцати лет, либо он убегает в лес, исчезает неизвестно куда. По единичным поверьям, если подменыш доживает до зрелого возраста, то становится весьма удачливым, предприимчивым и дельным человеком, способным обогатить своих родственников (пол., с.-рус.).

Одним из признаков подмены считалось необъяснимое исчезновение пищи, приготовленной хозяйкой дома. На Западной Украине распространены поверья о духах, которые проникают в хаты, где оставлен без присмотра новорожденный, «крадуть дитину, а лишають у колисці свою, демонську, дуже крикливута пожарливу». Ребенок-відміна ничего не ест в присутствии домашних, но, оставшись без присмотра, вылезает из колыбели, добирается до печи и выедает всю еду, какую там находит, а затем возвращается на свое место.
В южнорусских быличках спрятавшийся в доме старик наблюдает за грудным младенцем, который выходит из зыбки, съедает всю заготовленную хозяйкой еду и возвращается в колыбель; местный знахарь объяснил домочадцам, что они растят подменыша, и велел утопить его в реке. Когда долго сомневающаяся хозяйка, наконец, решилась бросить ребенка в Терек со словами: «Иди, откуда пришел!», тот не утонул, а поплыл по течению и крикнул: «А, догадалась! А то было бы тебе!»  Про ненасытного ребенка в Вятской губ. говорили: «этот обменок топе-рече, не могут (родители) ничем ни накормить, ни напоить». По рассказам, в с. Тростянка Подольской губ. был случай, когда бойня подменила ребенка: «взяла хрестьянского, а на тоє місце лишила свое, которий мало образ такий: руки і ноги — тонкі, черево — велике, голова така, як макогін, і вуха — мало не на шиϊ. I було воно восьми літ, але не ходило, ні говорило, а їсти — іно що попало. А як підут (домочадцы) на жнива, а его лишат в хаті, то хоць оно і не ходит, але з горшків повиїдає все, що тілько знайде...»

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1190
  • Репутация: 832
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #8 : 01 Март 2020, 12:34:47 »
Профилактические меры
Чтобы не случилось обмена, крестьяне старались вовремя предпринять предохранительные меры.
Забота о ребёнке начиналась задолго до его появления. Испокон веку славяне старались оградить будущих матерей от всевозможных опасностей, в том числе и сверхъестественных. Так, если муж был в отъезде, молодой женщине советовали подпоясываться его поясом и на ночь укрываться чем-нибудь из его одежды, чтобы «сила» мужа охраняла, оберегала жену. В последний же месяц перед родами ей не рекомендовалось выходить со двора, а лучше и из дому, чтобы Домовой и священный Огонь очага всегда могли прийти ей на помощь: жуткие истории рассказывались о злых колдунах, способных своим волшебством похитить дитя прямо из материнского чрева или подменить его детёнышем ведьмы – злобным уродцем… Одним словом, о наступившей беременности и тем более о сроке родов посторонним совсем незачем было знать.

Беременная женщина носила складной нож в кармане , который с др. острыми предметами и колючими растениями помещали рядом с роженицей (втыкали в косяк двери, клали под подушку, под кровать и пр.), чтобы защитить се от порчи и нечистой силы. Выходя из дому в шестинедельный период после родов, роженица должна была брать с собой нож, обычно затыкая его за пояс, пряча в кармане или за пазухой, чтобы ее не могли «испортить» и чтобы она не могла причинить никому вреда своей ритуальной нечистотой (о.слав.). Нож, наряду с иглой, солью, угольком, куском хлеба, кусочком кирпича от печи и др. оберегами, клали под подушку или под колыбель ребенку, втыкали снизу в колыбель, чтобы защитить его от сглаза, не допустить к нему нечистую силу, которая могла бы обменять его на своего детёныша. Если мать выходила на улицу, она должна была перед началом кормления подложить под себя нож, чтобы не перенести на ребенка возможную порчу.

Оберегая роженицу и дитя от нечистой силы и болезней, в постель ей клали косу и топор, а ребенку — нож или др. острые предметы. Кусок косы клали в постель ребенка, чтобы злые духи его не подменили и для защиты от других чар.

Младенцев стремились крестить как можно скорее, так как нечистая сила старалась похитить человеческое дитя именно некрещеным. До крещения новорожденного в избе круглосуточно поддерживали освещение. Первое время после родов роженицу и ребенка не оставляли одних. Рядом с ними около семи-десяти дней постоянно находилась повивальная бабка. Позже при оставлении ребенка в одиночестве принимали особые меры предосторожности: в притолоку двери втыкали нож, у порога или под колыбелью клали веник или топор. Беря ребенка для кормления или купания, зыбку не оставляли пустой, а клали в нее какой-нибудь острый металлический предмет. В Архангельской губернии маленького ребенка не только не оставляли одного в бане, но до года в этом опасном строении не называли его имени, так как глубоко верили, что банник или обдериха тут же воспользуются нарушением запрета и заберут младенца. Повсеместно у русских матери во избежание опасности обмена старались не ругать малых детей и тем более проклинать их, особенно вечером - в недобрый час, когда активизируется нечистая сила.

Обряд обмена
Обряд обмена часто регулировал отношения человека с демоническими существами. У белорусов при пропаже какой-нибудь вещи считали, что ее унес черт. Чтобы вернуть вещь, надо было сказать: «Черт, черт! Отдай мое поганое, возьми свое хорошее!» Если предполагали, что новорожденный ребенок похищен демонами и подменен ими, то, положив подмененного ребенка на землю, его слегка били, веря, что демон, сжалившись, заберет обратно своего и вернет родителям похищенного у них младенца.
Контакты человека с потусторонними силами и природними объектами также определялись обменными отношениями, обеспечивающими благополучие сообщества и отдельных его членов в самых разных бытовых и ритуализованных ситуациях.

В репликах, приписываемых нечистой силе, часто звучит противопоставление «твой ребенок — мой ребенок». По украино-карпатским свидетельствам, лісова відьма, услышав крик подменыша (которого люди били девятью прутьями боярышника на перекрестке дорог), вернула матери украденного младенца со словами: «На тебе твое. Бей свое, а не мое!»  Сходного типа приговоры произносили сами люди во время подобного ритуала. Например, чтобы заставить чортиху забрать своего «уродца», его били веником на куче мусора, приговаривая: «На тобі твое, оддай мені мое!» В Закарпатье  ночью в новолуние кто-нибудь из домочадцев выносил подменыша на улицу и, глядя на луну, говорил: «Абрагаме, сватайме ся, братайме ся, тобі діука, мені хлопчіще. Берит собі свое, а мені предай мое»; потом он бил лежащего на мусоре подмінча метлой.

У южных славян избавлялись от подменыша у огня: хозяйка топила печь, укладывала ребенка на хлебную лопату и подносила к устью печи, делая вид, что собирается бросить его в огонь; при этом она говорила: Вот вам ваш, отдайте мне моего. Жители Прекмурья (Словения), поднося младенца к печи, трижды спрашивали: «Dete, povej mi, ali si ti pravo, ali ne! Ci mi nepoves, te notri v pec vrzem!» [Ребенок, скажи мне, настоящий ли ты или нет! Если не скажешь, я тебя тут же в печь брошу!] После этого ожидалось, что демоническое существо заберет свое чадо и вернет родителям их истинного ребенка. У русских Олонецкой губ. рекомендовалось битьподменыша прутьями ольхи, положив его возле горящей печи.

По другим представлениям, подменыш проявлял свою демоническую природу тогда, когда его подносили к водным источникам, например, переносили по мосту. Согласно рассказам подравских хорватов, люди понесли в церковь подросшего ребенка, который не умел ни ходить, ни говорить (они намеревались помолиться о его здоровье св. Антонию), но как только они приблизились к каналу, услышали из воды голос: «Пуклич Шимена, куда тебя несут?», на что не говоривший до того ни слова малыш отозвался: «Меня несут к святому Анталару, чтобы я научился ходить и говорить, а я этого, ей-богу, не хочу». Услышав это, люди бросили подменыша в воду, а дома обнаружили своего живого и здорового, некогда похищенного, ребенка.

Элина Зорич

  • Глобальный модератор
  • Ветеран
  • *****
  • Сообщений: 1190
  • Репутация: 832
  • Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич Элина Зорич
    • Share Post
Re: Обмененные и проклятые дети
« Ответ #9 : 01 Март 2020, 13:01:37 »
Проклятые дети поступают в распоряжение нечистой силы, а часто и сами становятся демонами — лешими, водяными, домовыми, русалками. В народе нередко говорят, что вся эта нечисть — обыкновенные люди, когда-то проклятые своими родителями и вынужденные существовать с тяготеющим над ними проклятием. Они обречены пребывать на земле и живут в озерах, болотах, лесных чащах — на границе между миром живых и мертвых.

Считается, что они строят себе жилища, заводят семьи и вообще ведут жизнь, похожую на человеческую, но не могут вступать в общение с живыми и зачастую относятся к ним очень враждебно.

Рассказывают, например, будто проклятые по ночам выходят на дорогу и предлагают прохожим подвезти их на лошадях. Кто на это согласится, навсегда останется у них.
Проклятых можно отличить по тому, что их одежда всегда запахнута на левую сторону.

Однако проклятым мог оказаться не только тот, кто совершил какой-либо серьезный проступок, но и тот, кого мать по неосторожности, в минуту раздражения выбранила, например, сказала: "Понеси тебя леший", "Леший бы тебя взял" или "Иди ты к черту". Ребенка, обруганного матерью в "злую" минуту, тотчас подхватывает нечистая сила и уносит в потусторонний мир. И он оказывается в бане, если его схватил банник, или в лесу, на высоком дереве, если это был леший, или где-нибудь в канаве, яме, на перекрестке, если это был черт.

О проклятых детях, унесенных нечистой силой, рассказывают много быличек.

"Нельзя детей ругать. Настоящая мать так не скажет, а если скажет, так потом сама намучается. Скажет: "Понеси тебя леший!" — леший и понесет. Ребенок должен домой прийти, а его не видать. Потом пойдут искать людей, которые знаются с лесным, чтобы отыскать ребенка. Были такие случаи.

Девушка в лес ушла по ягоды с подругами, подруги-то пришли, а девушка осталась в лесу ягоды собирать. А мать-то в это время и заругалась, чтобы ее леший унес. Ну вот ее леший и унес.

Сама потом девушка рассказывала, что со старушкой шла (а это леший старушкой обернулся).

– Что, — спрашивает старушка, — устала? Так не садись, пойдем.

Потом что-то затрещало, ветер повеял, в лесу ужасная темень, ничего не видно. Старушка эта потерялась, она не знает, куда идти. Стала глядеть — на тропинку ее вывела старушка. Тропинка довела ее до реки, перешла она мост и вышла к деревне. Так эта старушка — лесной был. Он всякий вид может принимать. Может и мужчиной быть, и женщиной. А у других, я слыхала, дедушка вел".

"Я слышала от мамы, семья тут была одна, там девочка такая, маленькая была. А мать на нее заругалась: "Понеси тебя леший!" Девочка пропала. Всей деревней ходили, искали. Не могли найти девку.

Потом матери говорят: "Что-то надо снести, чтобы задобрить хозяина лесного".

И мать яйца носила. Так потом нашли девочку — сидит, посажена на пенек.

"А меня, — говорит, — дедушка вел. Говорит: "Иди сюда!""

Говорят, что если леший яйца возьмет, значит, отпустит, а не возьмет — не отпустит. Мать пришла, видит: яйца взяты, а девочка на пень посажена".

Такой ребенок уже не может сам вернуться домой, потому что он оказывается вне пределов человеческого мира, не будучи умершим, он вынужден существовать в "том" мире и по законам "того" мира. Даже если он скитается где-то совсем рядом с домом, он все равно не может к нему приблизиться, даже если он видит живых людей и слышит их голоса, он не способен окликнуть их, потому что от мира живых его отделяет невидимая граница.

В преданиях нередко рассказывается, что унесенный нечистой силой ребенок попадает в такое место, где встречается с умершими родственниками, то есть в загробный мир.